Логотип "Православіє в Україні"
Отримування розсилки на e-mail

Вы здесь

Звон во время войны

Версия для печатиВерсия для печати

Погиб краеведческий музей в Донецке, переживает нелёгкие дни драмтеатр. А колокола Святогорской Лавры не просто уцелели, но и стали свидетелями трагических событий в новейшей истории своего края.

Лавра вымолила колокола у… театра оперы и балета

Когда в Святогорской Свято-Успенской Лавре завершилась конференция, посвященная сохранению культурных ценностей Украины, её наместник владыка Арсений решил показать гостям музей.

Просторные залы, стеллажи, любовно собранные на них экспонаты. У каждого из них своя история, свой путь в музей. Так из небольших ручейков собирается целая река, несущая свои воды через годы и века.

Музей Лавры в этом смысле не исключение. Сколь ни похож он на другие собрания, есть в нем и свои особенности, свои отличия и даже свои особые отметины. Это как у реликтовых меловых сосен на Святых Горах: вроде одна — сестра другой, а глянешь ближе, каждое дерево отлично от другого.

Поднявшись на второй этаж музея, владыка остановился у звонницы музея. Есть у него, оказывается, и такая. На дубовых перекладинах ― колокола, тут же нотная тетрадь, удерживающие языки звонов вервии.

Отец Григорий

― Это наш класс звонарей, ― объяснил владыка. ― Братия по благословению занимается, школьники приезжают. И не только свои, но и из других областей. Нелегка медная грамота. И то сказать, колокола способны украсить и обогатить любой симфонический оркестр. Интересно, вот так несколько из них наших исконных святогорских колоколов мы и нашли в Донецком национальном академическом театре оперы и балета имени Соловьяненко. Не сразу, но выпросили их у театра, вымолили, убедили вернуть их в родной дом. Теперь они в Лавре службу несут.

Сказал это архиепископ Святогорский Арсений и дальше пошел.

Музей у Лавры немал, больше тысячи экспонатов собрано в нем, один ценнее и интереснее другого. О каждом хочется ему хоть словечко замолвить, ведь собрание Лавры ― детище её наместника, а еще коллективная и многотрудная работа многих и многих людей, которые помогали создавать музей.

И все-таки слова наместника Лавры о колоколах как-то по-особому запали в память. Уж очень интересной показалась их история, словно вынесенная водами седого Донца.

Еще хотелось встретиться с самим звонарем лавры, послушать поющие иконы-колокола, да, если это будет позволено, и самому тронуть их литые бока.

Прошло какое-то время, и благословение на такую встречу было получено.

Когда колокол превращается в орган

― Отец Григорий, ― представился звонарь. И предложил: ― Давайте пойдем в наш класс, к колоколам.

Класс звонарей расположен рядом с музеем и является действующей его экспозицией. Именно тут и проходят уроки лаврских музыкантов, только учебники тут не на полке, а на перекладине: колокола зазвонные, подзвонные и большие.

Интересно: в дружной семье колоколов есть и колокол… корабельный. Песни он не портит, внешне почти ничем не отличается от собратьев, потому и остается в общем хоре, хотя, конечно, было бы интересно знать, как попал он в Лавру. Тоже, согласитесь, история. И, наверняка, интересная.

И ведь не одна она такая, не одну еще неразгаданную тайну хранят звонницы храмов Лавры.

Спрашиваю у отца Григория (у него музыкальное  образование, его отец тоже в  свое время был звонарем) о колокольном репертуаре.

Прежде чем ответить на этот вопрос  отец Григорий поясняет: звонарь не по своей прихоти звонит, а подчиняется службам в храмах, их сопровождает и звоном как бы подчеркивает значимость того или иного чина.

Пасхальный звон ― торжественный; полифония или, как говорят звонари, ― «с ветерком» ― праздничный, воскресный; погребальные переборы ―  грустные; ни с чем не спутаешь благовест.

Два десятка мелодий в репертуаре  лаврских звонарей ― от простейших до весьма сложных. Например, звонов Ростова Великого, когда звонарю приходится брать свое «верхнее «ля»» ― работать всем телом со многими колоколами, вервиями, педалями… И тут колокольный оркестр чем-то напоминает орган.

― Вот, например, Святогорский перезвон, ― говорит отец Григорий. ― Мелодия на три четверти, однако же ее не спутаешь ни с какой другой.

Интересуюсь, а кто же автор? 

― Не знаю, ― отвечает лаврский звонарь и соглашается с тем, что это тоже тайна, тема для поиска, целого исследования, а полученный в его ходе ответ смог бы вернуть миру имя неизвестного автора известного и неповторимого Святогорского перезвона.

Вадим Писарев ― об истории с колоколами

Но вернемся к  истории с колоколами из театра, которым, как сказал поэт, «одним дана прямая речь».

Ну, во-первых, нашли их не в Харьковском, как считали некоторые, а Донецком театре оперы и балета, и это подтвердил его художественный руководитель, народный артист Украины Вадим Яковлевич Писарев.

На дворе идет война. Вадим Яковлевич не в родных стенах, но историю с колоколами помнит и охотно делится ею.

― Колокола часто используются в театральных спектаклях, ― говорит он. ― Конечно, звучат они в них не так как на звонницах, но, думаю, очень похоже.

Согласимся и с тем, что они — настоящее украшение любой постановки. В Донецке их можно услышать в спектаклях «Царская невеста», «Жизель», «Кармен», и других.

Когда же мы в свое время готовились к юбилею театра, его семидесятилетию, потребность в колоколах стала особенно необходимой.

Театр намерен был поставить грандиозный спектакль «Борис Годунов», поэтому мы и стали искать дополнительные звоны. Нашли их в Донецком краеведческом музее. Сегодня в результате военных действий он полностью разрушен, что кажется особенно обидным: уж кто-кто, а беззащитный музей ну никак не виноват в  людских  страстях и противоречиях.

Так вот, музей и поделился имевшимися у него колоколами. Это потом представители Лавры узнали в них свои звоны. Сошлись на том, что мы возвращаем Лавре ее реликвии, а новые колокола заказываем у мастеров Донецкого металлургического завода, чей литейный участок особенно славится этим.

И звонарь, и пекарь…

Еще одно неожиданное открытие удалось сделать мне  во время встречи с лаврским звонарем.

Как оказывается, ее главный музыкант еще и… главный пекарь святой обители.

Пекарей в Лавре две смены: в каждой по несколько человек. Отец Григорий как бы директор местного хлебозавода, впрочем, в Лавре избегают таких названий: просто человек печет хлеб. И этим все сказано. 250 буханок в день. Идут они как самой братии святой обители, так и паломникам Лавры. А еще в ассортименте лаврской пекарни булочки, пирожки, другая сдоба. Она в основном для детей. Муку Лавре люди жертвуют, технология выпечки ― традиционная.

― Вот собираемся попробовать выпекать хлебы на закваске, ― делится планами отец Григорий. ― Тут свои ноты, своя мелодия, ― сбивается он на музыкальные термины.  

Вовсе не хочу сказать, мол, один он в Лавре  звонарь, он же пекарь, мол, и швец, и жнец и прочая и прочая.

Одной большой семьей живет Лавра и тем сильна, что братство в ней торжествует и что на то в ней и свой класс звонарей, чтобы были в нем ученики, которые также всегда готовы подняться на звонницу. И у пекарей всегда рядом подручные. Работа в Лавре чаще всего коллективная, потому и в радость, потому и хлеб в ней так вкусен.

Когда закончится война

Особая это тема, как и свой особый распорядок в Лавре.

Не место в ней празднеству.  До зари встает Лавра. Людям очень нужны ее труды ― духовные, с вознесенными к Богу молитвами, с  бесконечным подвигом духовным во славу Господа. Это первично, и это главное.

Труды же земные ― своим чередом, однако какими бы они ни были, кто-то строит, кто-то дрова заготавливает, кто-то паломников обихаживает, да мало ли, все это опять-таки во славу Божию, ибо нет у Лавры выше и благороднее этой великой задачи. На ее выполнение и призывают лаврские колокола.

Звонница Покровского храма Святогорской Лавры... Выше нее только облака, внизу плавно несет свои воды седой Донец. Прямо на его берегах планировал в свое время показать один из своих спектаклей Донецкий театр. И лучших декораций к спектаклю, наверное, нельзя было бы придумать.

Закончится война, наступит мир и, может быть, театр еще вернется к этой задумке. А пока отец Григорий дает простейший урок колокольного звона. Честно признаться, урок ― не впрок: сразу же запутываюсь в бечевах, невпопад нажимаю педаль. Да уж, нелегка ты медная грамота. Зато не спутаю теперь, запомню навсегда голоса лаврских колоколов, которым, как сказал поэт, «одним дана прямая речь».

Читайте также:

Успенська Святогірська Лавра
Николай Столяров

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400
1826

0

Коментарі

Всі нові коментарі будуть відображені після проходження обов’язкової процедури модерації

Додати коментар