Логотип "Православіє в Україні"
Отримування розсилки на e-mail

Вы здесь

Заступница Лавра

Версия для печатиВерсия для печати

…По записям в журнале гостиницы Святогорской Успенской Лавры можно изучать карту боевых действий на Донбассе. Вот снаряды начали рваться в Славянске, и люди потянулись в святую обитель. Жарким августом начали приходить в нее жители Горловки: значит, и туда пришла война. А дальше — Марьинка, Донецк, Дебальцево…

Блокпост один, другой, третий… С нехитрым скарбом, часто в чем застали взрывы за окном, с детьми и стариками на руках люди спешили в Святые Горы. Маленький городок, еще недавно поселок Святогорск, в котором по переписи проживает немногим больше 2000 человек, принял переселенцев в десять раз больше, чем в нем самом его жителей. И первой это сделала Святогорская Лавра, чьи храмы и корпуса раскинулись на правом берегу Донца.

Лавра приняла самых «тяжелых»

Однако переселенец переселенцу — рознь. Кто помоложе да поздоровее, кто мог снять жилье, поселились в городке.

Самых «тяжелых», с немощными стариками на костылях и колясках, с малыми детьми с отблесками пожаров в напуганных глазах и всем горем горьким, принял островок милосердия — Успенская Святогорская Лавра. Были дни, когда под ее покровом находилось по восемьсот и более человек. Святая обитель дала людям крышу, накормила, успокоила надеждой на скорое возвращение.

беженцы в Святогорской Лавре

В особом утешении нуждалась женская половина переселенцев, чьи горькие слезы плескались в глазах, как плещется меж пожелтевших сегодня лесов седой Донец. Кому за восемьдесят и больше, кто на носилках, кто подвержен недугам и кто с малышами, прячущимися за маминой спиной, — всех принял монастырь, отдав им свою гостиницу — отдельный корпус на входе в святую обитель.

На детском рисунке — направленный в тебя пулемет

Чтобы не нарушать их покой, случайно не разбередить затягивающиеся раны и саму память о недавних бедах, вход в корпус посторонним не рекомендован. Нашему корреспонденту  было сделано редкое исключение, а в качестве провожатого выступила опекающая насельниц гостиницы матушка Арсения: скромные темные одежды, натруженные, привыкшие к любой работе руки, и голубые-голубые глаза, которым можно верить.

беженцы в Святогорской Лавре

На входе в корпус во всю стену без всяких рамок и подписей — десятки вырванных из альбомов листов с ребячьими рисунками. Лес и поле, река и мальчишечьи рожицы, купола церквей и дома с уютными дворами… И вдруг, стоп: на рисунке бронетранспортер и на нем направленный в тебя пулемет, горящий дом.

Вот еще рисунок: словно рваная рана воронка на асфальте, и тут же лужа крови на нем. Слава Богу, таких рисунков немного: взрослые успели вывезти подранков.

— А знаете, какие лекарства больше всего были в ходу на первых порах, пока мы встречали приезжих? — спрашивает матушка Арсения. — Успокоительные, сердечные и «противорвотные». Это потом мы узнали, что среди беженцев есть немало астматиков, диабетиков, инвалидов детства. Положение осложнялось тем, что многие были на грани срыва, у них закончились лекарства. Поэтому мы начали именно с создания лекарственных запасов. Мир не без добрых людей. Нам помогали Красный Крест, Патриархия, Киевская Митрополия, Одесская и Ставропольская епархии, зарубежные церкви, сельские приходы и наши города и не только лекарствами — всем, в чем так нуждались наши приезжие.

«Теперь я знаю, что значат слова: у Бога за пазухой»

Впрочем, пусть люди расскажут сами.

Варвара Коваль: «Я из Горловки. Когда у нас начались сильные обстрелы, я решила уехать из города. Взяла сына, он у меня инвалид, и поехала в Святогорск. Какое-то время жила на квартире, а потом, по совету добрых людей, отправилась в Лавру. Рассказала о своем положении и тут же получила благословение переехать на новое место.

Тепло и уютно в обители. Кстати, отопление тут «включили» на три недели раньше срока, ведь среди беженцев много «грудничков». Помогли с лекарствами для сына. Теперь я знаю, что значат слова: у Бога за пазухой».

Елена Лищук из Донецка: «В Донецке я живу в районе железнодорожного вокзала, того самого, который уже не раз подвергался обстрелам. Страшно это, тем более, когда у тебя двое маленьких детей, когда небо содрогается от взрывов. А тут я узнала, что беременна третьим ребенком.

После пережитого угрозу беременности я почувствовала, уже попав в Лавру. Хорошо, что к нам приходят врачи, дежурят, всегда помогут всем необходимым. Еще хорошо, что в Лавре мы все как одна большая семья. Соседки взялись присмотреть за детьми, матушка повезла меня в больницу, снабдила всем необходимым. Пройдя курс лечения, я вернулась назад.

Лавра для меня и заступница, и будущая крестная мать. Сына назову Ильей. Жалко только, что для моих так подросших за лето детей нет мест в садиках Святогорска. Еще жалко, что не выплачиваются детские пособия…»

«Детский» вопрос оказался одним из самых сложных

— Детский вопрос у нас в Лавре оказался одним из самых важных, — рассказывает матушка Арсения. — Когда мы посчитали малышей, их оказалось 190. 59 из них нужно было определить учиться, и это при том, что местные школы не были рассчитаны на такой наплыв новичков.

Но в тесноте — не в обиде. Часть ребят определили в городскую школу, есть у нас еще Лесная школа-интернат, областная школа «Перлина Донеччини», еще часть ребят направили в школу ближнего села Богородичного.

Есть у нас ребенок из Луганской области, так вот Лавра приобрела и ему путевку в одну из этих школ. Сама покупала для детей рюкзаки, тетрадки, карандаши — да мало ли еще сколько всего надо малышу в школу.

И опять помогли добрые люди. В Харькове, например, сотрудники одного из институтов снарядили для нас две машины обновок, передали из Харькова и деньги на покупку канцелярии для наших школьников. Ничего, с Божьей помощью справились, все дети пошли в школу.

Только здесь и вздохнули с облегчением

Анастасия Сорока из села Старомихайловка Марьинского района: «Бои у нас уже гремели за селом, когда нам объявили об открытии «гуманитарного коридора». Муж остался дома, а я — детей за руки и в дорогу. Ехали долго по полям и проселкам, минуя опасные участки. Так я с малышами оказалась в Лавре. Только здесь и вздохнула с облегчением.

Теперь у меня уже все наладилось. Старший сын пошел в Лесную школу, маленькая Оля со мной. Дети стали отходить от войны. Окормила всех нас Лавра, заступницей стала, надежду на мир вселила в нас».

Яблоку негде сегодня упасть в гостиничном корпусе Лавры. Всех приютила она, обогрела, никому не отказала. Даже в холле под иконой Божьей Матери — ряды кроватей…

Кто на молитву в храм спешит, кто с детьми, кто дело нашел себе по силам. Одной большой семьей живут переселенцы. Никто не в обиде, ну разве что обувь бы в зиму надо людям, теплую одежду. Но, думается, ни Бог, ни люди не оставят своим вниманием нынешних насельников Лавры или по-мирскому — временных переселенцев.

ЧИТАЙТА ТАКЖЕ:

«Ведь кто-то должен стать защитником и заступником…»

«Наместник Святогорской лавры архиепископ Арсений — мой духовник, — рассказывает матушка Арсения. — Сама я готовилась к духовному подвигу в женском монастыре села Богородичного. Однако пока монастырь еще строился, владыка определил меня опекать старушек, которые попали к нам в гостиницу.

Что ни судьба — то житейское полотно, вышитое «червоними та чорними нитками». Одну бабушку привезли к лаврскому мосту и просто оставили ее здесь. До утра было еще далеко, пошел дождь. Больную, заплаканную, мокрую привели ее люди в Лавру.

А вот рассказ еще одной нынешней насельницы: «Нас в семье было несколько детей. Был как раз страшный голод тридцатых годов. Чтобы мы не умерли от него, наша мама и ее брат решили вывезти нас в город и там оставить в надежде, что мы попадем в детдом и так выживем. В городе мы затерялись, от задержавшего нас милиционера ушли и лишь поздно ночью по приметам добрались домой. Упала перед нами на колени наша мама и стала просить прощения. И сжалился Господь над ней. Выжили мы…»

Не сразу, не в один день пополнялась женская гостиница Лавры. С весны стали поступать и первые поселенцы. Сначала из Славянска, Краматорска, потом Горловки, Донецка, Марьинки. И карт боевых действий не надо… Вот так и осталась при лавре. Тружусь, целый день в хлопотах… Что правда, со временем переселенцев у нас стало меньше, но ведь война еще где-то гремит, поэтому милосердие как никогда остается востребованным. Ведь кто-то должен стать защитником и заступником, как сделала это Святогорская Свято-Успенская Лавра...»

Николай Столяров, Святогорск, 24  октября 2014 года

Успенська Святогірська Лавра
Помощь пострадавшим от военных действий на Востоке Украины

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400
2022

0

Коментарі

Всі нові коментарі будуть відображені після проходження обов’язкової процедури модерації

Додати коментар