Логотип "Православіє в Україні"
Отримування розсилки на e-mail

Вы здесь

Ушел в небо настоятель Кизилташского монастыря. Игумен Никон (Демьянюк)

Версия для печатиВерсия для печати
05 листопада 2015 | Владислав Дятлов | Постать

4 ноября 2015 года трагически погиб в авиакатастрофе наместник Стефано-Сурожского Кизилташского монастыря в Крыму игумен Никон (Демьянюк).

«Он очень увлекался самолетами и при храме в Судаке вёл кружек для детей. Собирали радиоуправляемые модели. Был хорошим, исполнительным и ответственным священнослужителем, — вспоминают о новопреставленном отце Никоне собратья-священнослужители. — Поскольку он окормляет военных, да и сам офицер запаса и морской пехотинец, к которому с большим уважением относились командующие флотом (я сам тому несколько раз был свидетелем), мы с ним довольно часто общались по нашим общим вопросам. Около 19-00 мне позвонили из ГУ МЧС и сообщили о том, что частный четырехместный самолет по невыясненным пока причинам упал на землю возле горы Клименьтьева под Коктебелем. Все пассажиры погибли.

Да упокоит Господь с праведными новопреставленного игумена Никона!»

***

Владислав Дятлов: Их назовут светочами нашей эпохи

Вспомнилось Есенинское:

«Мы теперь уходим понемногу

В ту страну, где тишь и благодать.

Стало быть, пора и мне в дорогу

Бренные пожитки собирать».

Приходит время, и обнаруживаешь, что замечательные люди из твоего поколения тоже имеют свойство... уходить. Как и великие былых времен. Туда, куда рано или поздно уходят все.

Лично для меня, данное «открытие» произошло не вчера. Но поводом написать эти строки стал очередной уход...

Ровно 20 лет назад, в октябре 1995-го, еще студентом я путешествовал по Крыму и собирал материал для моей первой книги о возрожденных монастырях Украины. Поездка в Крым состоялась после долгой разлуки длиной в 11 лет, после еще детских впечатлений, и потому душа жадно вдыхала все, что радовало на полуострове.

На дворе была уже новая эпоха — постсоветских реалий и религиозного ренессанса. Все, кто принимал меня в разных уголках Крыма, были ко мне добры и заботливы. В их числе по-отечески опекал и сам владыка Лазарь, митрополит Симферопольский и Крымский.

При Свято-Троицком соборе, который тогда был кафедральным, довелось познакомиться со многими интересными людьми. Включая отца Николая Демьянюка. Именно тогда начиналось его служение в Кизилташском монастыре, который предстояло возродить.

Молодой, с горящими глазами, приветливый, собранный, полный готовности служить, — таким запомнился этот священник. Мы общались совсем немного — просто о том, что на тот момент было в Кизилташе. В приватной беседе владыка Лазарь мне потом сказал, что о. Николай, еще до рукоположения, обучаясь в военном училище, хотел было оставить учебу и переходить на церковное служение — так «рвался в бой». Но был остановлен трезвым и мудрым архипастырским словом: окончи учебу, и тогда можешь быть рукоположен, а недоучки не нужны. Тем более, что служить предстоит на территории военчасти (разгромленный в советское время Кизилташский монастырь стал не просто военным объектом, а еще и засекреченным), и какой же будет авторитет у священника перед военными, если он не доучился?

Тогда же я познакомился и с удивительным архимандритом Августином (Половецким), который вел возрождение целого созвездия святынь на окраинах Севастополя: Инкерманский и Фиолентовский монастыри, храмы в Балаклаве и с.Флотском. Мы общались ровно сутки — с утра Покрова до утра следующего дня. Почти весь праздничный день — между Литургией и вечерней — о. Августин ездил по своей «империи» и прилагал заботы к заботам о святынях и людях. Впечатление от этого труженика было такое, что я мысленно себя одергивал: «Смотри, не суди по одному дню». Хотя многое вокруг говорило о том, что не я один проникаюсь огромным уважением к о.Августину.

Через год его не стало: осенью 1996-го он погиб в автокатастрофе вместе с верным своим помощником о. Агапитом (так сложилось, что о. Агапит был первым, кто в полночь накануне Покрова открыл мне ворота Инкерманского монастыря, когда я прибыл из Симферополя). Еще через год вышел в свет путеводитель «Севастопольское благочиние», где о. Августина по праву назвали Крымским подвижником благочестия конца ХХ столетия...

Как и с о.Августином, с о.Николаем, принявшим в монашестве имя Никон, мы больше не виделись на земле: видел лишь фото нового Килизташского игумена в большом фотоальбоме о монастырях Крыма. С фотографии смотрел монах, у которого за плечами уже опыт — строительства с нуля, пастырства, скрытых от мира внутренних болей; и при этом — спокойный взгляд.

А сейчас вспоминаются знаменитые слова: «В глазах у юноши — огонь, у старика — свет». Отец Николай не дожил до старости, но мне отрадно, что я видел его еще с огнем, дабы потом сравнить со светом и заметить «динамику»...

Они уходят. Отец Августин, отец Лонгин (Чернуха), отец Никон. Разные, но как будто из одной плеяды. И неумолимо уходит эпоха, светочами которой их назовут (и уже называют).

Быть может, я не имею права столь высоко говорить конкретно об о. Никоне, которого не знал все эти 20 лет. Но при вести о его гибели живо вспоминаю октябрь 1995-го, и в сердце отзываются тепло, благодарность и пожелание новопреставленному восхождения в объятия Отча».

По материалам страницы Владислава Дятлова в фейсбуке

Фото - сайт pravmir.ru

Игумен Никон (Демьянюк)
Владислав Дятлов
спочилі

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400
3094

0

Коментарі

Всі нові коментарі будуть відображені після проходження обов’язкової процедури модерації

Додати коментар