Логотип "Православіє в Україні"
Отримування розсилки на e-mail

Вы здесь

Самый молодой архиерей УПЦ епископ Бердянский и Приморский Ефрем: «Стараюсь не стать другим»

Версия для печатиВерсия для печати
11 грудня 2013 | Інтерв’ю

С молодой Бердянской епархией портал «Православие в Украине» подружился буквально с первых дней ее основания. Дружба эта воплощается, прежде всего, в тесном сотрудничестве на информационной ниве, поэтому особой честью и радостью для нас было принимать в рамках традиционной рубрики «В гостях у редакции» епископа Бердянского и Приморского Ефрема накануне его 35-летия.

11 декабря у владыки День рождения...

…Жил себе в 2012 году тогда еще отец Ефрем тихой монастырской жизнью, нес послушание наместника возрождающегося из руин Спасо-Преображенского монастыря на Закарпатье и не ждал никаких перемен. Заканчивал строительство великолепного монастырского храма, и вдруг – известие из Киева: он избран на епископское служение.

Говорят, всякая власть пагубно влияет на человека. А что о своей «архиерейской власти» думает епископ Ефрем? Владыка не избегает острых вопросов, поэтому спрашивали мы его обо всём.

О том, как решил «уйти в монастырь» и почему оказался на руинах заброшенной Преображенской обители; что увидел, когда прибыл возглавлять кафедру в Бердянск, и что думает делать с местной духовностью — об этом и многом другом рассказал «в гостях у редакции» епископ ЕФРЕМ (ЯРИНКО).

Епископ Ефрем (Яринко) в гостях у редакции «Православия в Украине»

«Власть не должна развращать человека, напротив – организовывать»

— Владыка, приветствуем Вас на наших редакционных просторах! Если можно, первый вопрос — провокационный. Говорят, «всякая власть развращает». А Вы ощущаете на себе какое-либо влияние неограниченной, архиерейской власти?

— Власть не должна развращать человека, напротив – организовывать. Ты должен собрать вокруг себя людей, и с ними идти к достижению поставленных целей.

Епископская власть – это не некая честь, не возможность навязать свою волю, а служение Церкви.

О себе, как монах, могу сказать: стараюсь не стать другим, а остаться доступным, простым, уделить внимание каждому.

– Помните свои впечатления, когда Вы узнали, что станете архиереем?

– Помню)). В тот день я находился в канцелярии Хустской епархии. И вдруг владыка Марк (архиепископ Хустский и Виноградовский) за три часа до отправления киевского поезда говорит мне:

– Вам нужно ехать в Киев. У Вас завтра собеседование с Блаженнейшим.

– Но я не успеваю.

– Нет, вы успеваете…

Итак, у меня всего три часа, чтобы вернуться из Хуста в село Теребля, в монастырь, собраться, умыться – и в Мукачево на поезд.

Приехал в столицу, но так и не понимаю, зачем мне нужно было в Киев явиться. Захожу в Митрополию, а мне говорят: «Вы клобук взяли?» А я как был в рясе, так и приехал. И как узнал новости…  А у нас в монастыре как раз заканчивалось строительство большого храма, была запланирована установка куполов. Каждый день требовалось мое непосредственное участие, совет, контроль или просто внимание.

Но то, что Блаженнейший принял меня очень тепло, вселило веру и надежду, что смогу нести это послушание, раз мне его доверили…

архиерейская хиротония епископа Ефрема (Яринко)Архиерейская хиротония епископа Ефрема

«Я увидел неземное сияние на лице одного иеродиакона и решил: стану монахом»

– Давайте немного вернемся в прошлое. Как Вы пришли в монастырь?

– Мне близки слова митрополита Антония Сурожского о том, что человек не может стать христианином или встать на путь монашества, если не увидит на лице другого человека сияние вечной жизни.

Именно так и у меня. Как-то я присутствовал на хиротонии. За Литургией одного иеродиакона рукополагали в иеромонахи. Он совершал земной поклон перед архиереем. Взглянув на его лицо, я заметил такое неземное сияние… Как-будто это не человек – ангел. И тогда у меня внутри родилась мысль: я стану монахом.

– Когда это было?

– Я учился в 10-м классе.

Эта мысль во мне жила и в 10-м, и в 11-м классах, и во время учебы в духовном училище. Но я ее никому не высказывал, в том числе, и родителям – ничего не говорил им о своем намерении. Просто был твердо уверен.

Мой старший брат умер, поэтому я не хотел еще больше ранить родителей словами, что и я от них ухожу. Но, все-таки, пришлось это сделать.

Это был 1997 год. Я собрал семейный совет и объявил: «Ухожу в монастырь». Папа сразу рукой махнул, мол, один умер, и другого мы потеряли. Мама – в слезы.

Но, слава Богу, меня поддерживал местный священник. Он и показал мне монастырь, куда я хотел попасть. Там я прошел все послушания: от кухни — до клироса и алтаря. Читал, пел и в то же время учился.

2 ноября 1997 года в Свято-Троицком монастыре епископом Хустским и Виноградовским Мефодием я был рукоположен в сан иеродиакона, а 4 ноября, на праздник Казанской иконы Божией Матери, — в иеромонаха.

Обычный монашеский распорядок: служение, храм, послушание, келья... Ничего незаурядного. Но вот когда перешел в возрождающийся монастырь – Спасо-Преображенский, а впоследствии стал его настоятелем, тогда началась совершенно иная жизнь….

— Сколько Вам тогда было лет?

– Мне было 23. Шел 2001 год.

«Я по характеру такой, что мог и старшего легко "поставить на место"»

– Расскажите подробнее, как молодые иеромонахи становятся наместниками монастырей? В Вашем, например, случае…

— В то время повсеместно возрождались разрушенные монастыри. Преображенский в селе Теребля (Тячевского р-на Закарпатской обл.) тоже был разрушен. Вроде бы и все люди были «за» возрождение обители, но ее открытие всё откладывалось и откладывалось.

Сам монастырь расположен в 2 км от села. Заброшенное место, храм разрушен. Сохранилось лишь одно здание — бывший монашеский корпус, где раз в год совершалось богослужение.

Начинали мы под руководством архимандрита Феодосия. Нас было четверо. Но поскольку архимандрит Феодосий был еще и благочинным Раховского района, то правящий архиерей — владыка Иоанн (Сиопко, ныне архиепископ Херсонский и Таврический) — благословил старшим над нами быть отцу Гермогену. Старец жил с нами, но из-за неважного состояния здоровья не мог выполнять все свои полномочия, поэтому обратился к архиерею за благословением переложить их на меня.

Когда на Преображение Господне в монастыре состоялось первое архиерейское богослужение, вышел указ, которым я был назначен и.о. наместника Преображенского монастыря.

Преображенский монастырь с.Теребля

Всенощная в Преображенском монастыре в с.Теребля...

– Наверняка Вы не были самым старшим среди монахов. Братия проявляла послушание такому юному наместнику?

– Я по характеру такой, что мог и старшего «поставить на место» очень легко. Считаю так: если мы делаем общее дело, то должны трудиться на его благо, независимо от возраста.

Еще когда я учился в Хустском духовном училище, у нас был студент, 32-летний. Как-то приходит учащийся в келью и возмущается: «Я ничего не успеваю!» — «Вас же двое на кухне, чего ты кричишь, что не успеваешь?» – говорю ему. «Я – один, тот (старший) сказал, что работать не будет с "детваками"». А я был тогда только во втором классе. Пошел к тому 32-летнему студенту: «Кушать с детваками не боишься, значит. А работать с ними – не хочешь?» И он пошел работать...

Владыка благословил на возрождение обители меня, молодого, еще и потому, что в монастыре не было никаких условий: ни жилья, ни отопления, ни воды, ни света (3 года не было освещения). Ночевали мы в притворе храма, воду носили из колодца. А в колодце еще во времена совхоза разбавляли аммиак, чтобы опрыскивать фруктовые сады. Так что колодец еще нужно было вычистить. Да и до дороги добираться пешком, а это 2 км. Поэтому для человека в возрасте такое послушание было бы очень нелегким.

«Я приходил на руины Преображенского монастыря, ел виноград, который там рос, и мечтал, как бы всё тут восстановить…»

– Вас это не пугало?

– Нет. Меня это притягивало)).

Еще когда я в Свято-Троицком женском монастыре служил, то приходил на руины Преображенского монастыря, садился поодаль, ел виноград, который там везде рос, смотрел на всё это вокруг и думал-гадал, как бы это святое место восстановить…

После, уже когда пришел в монастырь, я часто вспоминал об этих своих планах.

Мне очень хотелось, чтобы этот монастырь был похож на древние. Поэтому в Хустской епархии Преображенская обитель – единственная, утроенная в древнерусском стиле.

– Почему Вы решили расписать закарпатский монастырь в древнерусском стиле?

– Потому что это каноническая иконопись.

На Закарпатье храмы расписаны в академическом стиле, это влияние западных тенденций. Но часто художники, которые научились писать, сразу берутся за иконопись, даже не вникая в богословский смысл того, что изображают. И как результат – к примеру, пишут Духа Святого в виде голубя. А есть постановление Стоглавого Собора, в котором говорится: запрещаем изображать Духа Святого в виде голубя, кроме иконы Богоявления, «понеже Дух Святый не принял естества голубя».

Я не профессионал, но искренне ищущий, чтобы в иконописи был соблюден канон. Бывает, что икона внешне привлекательна, а богословский смысл вообще искажен.

Есть, например, такая икона — «Коронование Божией Матери». Матерь Божья стоит на коленях перед Христом, а Он возлагает корону на Её голову. Но как может Мать становиться на колени перед Сыном? Вот такие бывают казусы…

с.Теребля, ЗакарпатьеЗакарпатье, село Теребля. По дороге к Преображенскому монастырю...

«Бывало так холодно в храме, что пальцы к Чаше примерзали…»

– Вернемся к возрождению Преображенского монастыря. С чего Вы начали, когда пришли на его развалины?

– Мы открывали монастырь в феврале: распутица, мороз… Ночевать негде было, и люди на первое время выделили нам в селе комнату. Привезли туда плиту на две конфорки и газовый баллон: так мы протапливали помещение. Помню, утром выходишь на улицу, так пока не выкашляешь всю гарь, вдохнуть чистый воздух было невозможно…

Обустроили храм. Помещение достаточно большое, и чтобы его протопить, нужно было несколько часов потратить. А ведь еще надо успеть и службы служить, и по строительству что-то сделать. Два года отопления не было. Только по праздникам, ради людей, мы немного протапливали.

Наш иеромонах Пантелеимон служил в храме в перчатках, спрятав руки под епитрахиль. Снимал перчатки только в основные моменты службы. Бывало так холодно, что пальцы для крестного знамения невозможно согнуть — руки коченели. Или вот уже ставить Чашу на стол, а пальцы не разгибаются. Приходилось лить почти кипяток на руки, чтобы пальцы от Чаши оторвать.

Но это было в радость! Вдохновляло, что совершаешь некий подвиг монашеский, стоишь у истоков возрождения святой обители.

Также мы чувствовали поддержку людей, местных жителей, и это придавало силы. Как раз было начало Великого поста, и все жители села приходили на исповедь, причастие. Все помогали нам, чем могли.

…Стали мы создавать хор. Пригласили регента, а хористов-то нет. Где их взять?

Мы пошли в школу, поговорили с директором, нашли общий язык и он дал добро преподавать старшеклассникам Закон Божий. Так мы и познакомились с ребятами и организовали из школьников монастырский хор.

Первые полгода они учились элементарному – держать партию, разбираться в ходе службы. А уже затем стали петь на богослужениях.

В Закарпатье в храмах есть такие люди — дьяки. Они запевают, а потом уже все остальные в храме подхватывают. «Запевало» – очень важный человек в обители. Чтобы такой дьяк был при монастыре, нужно было его научить. Так мне приходилось утреннее и вечернее богослужение стоять на клиросе, затем переодеваться и идти на причастие или на проповедь. И так, пока хористы не выучились петь Литургию.

– А Вы где учились петь?

– Самоучка. Я же воспитывался при храме, еще школьником пел в церкви. Затем пел в хоре в духовном училище.

В Закарпатье все стихиры, седальны поют все вместе. А молодому человеку такое быстро «наматывается на ус». Даже «Символ веры» я не учил специально, все молитвы выучил в храме за богослужением. И когда меня как-то попросили прочитать Символ веры, я смог его только пропеть.

преображенский храм в с.ТеребляСтроящийся монастырский храм в селе Теребля

«Самое главное, что в возрожденном монастыре на каждое Преображение собирается до 10 тысяч человек»

– Сколько лет Вы служили в Преображенском монастыре?

– 11 лет.

– Что успели сделать?

– Построили братский корпус, храм. Уже я был епископом, и приезжал следил за ходом работ по установке купола.

– А старый храм восстановили?

– Старый храм был полностью разрушен, поэтому на его месте мы возвели новый, высотой 37 метров. Стоит на вершине скалы, и теперь его видно издалека.

Но самое главное, это то, что мы организовали людей. На каждой воскресной службе в монастыре собирается 200-300 человек, а на престольный праздник — и до 10 тысяч!

Это единственный монастырь на Закарпатье, который на Преображение Господне празднует престольный праздник. К тому же, монастырь прославился еще и своим славным настоятелем. С давних времен в сердцах людей хранится теплая память об обители. Поэтому на Преображение в монастыре служат 45-50 священнослужителей, съезжаются тысячи людей. В это время поле под горой, на которой расположен монастырь, полностью заставлено автомобилями, автобусами…

Преображенский монастырь с.Теребля Престольный праздник в Преображенском монастыре

– Расскажите об этом прославленном монастыре и его настоятеле.

– В 1929 году настоятелем Преображенского монастыря был назначен архимандрит Вениамин (Керечанин), высокой духовной жизни подвижник. При нем произошел расцвет монастырской жизни. Даже после того, как закрыли монастырь, он продолжал вести строгое монашеское житье, но уже на селе.

В 1960-х годах, когда закрывали монастыри, было решено оставить один мужской – как раз Тереблянский, и один женский – Мукачевский.

Архимандрит Вениамин имел огромное влияние на людей. Поэтому неудивительно, что органы его «подставили», обвинив в спекуляции краденым парафином, и осудили на 1 год лишения свободы. А пока он был в заключении, закрыли и Преображенский монастырь.

А еще до этого архимандрит Вениамин был приговорен мадьярской властью за связь с русскими к повешению… Отец Вениамин уже ходил по коридору, ожидая приговора. Но жители села очень любили тогда еще молодого иеромонаха Вениамина. Они нашли витязя (витязь в Мадьярской армии — это как герой Советской Союза), одарили его, корову подарили и сказали, что нужно идти выручать иеромонаха.

Тот пошел к властям, упал на колени, на что услышал: «Недостойно витязю становиться перед правителем на колени». – «Я не встану, – сказал он, – пока не исполнишь мою просьбу». – «Какая у тебя просьба?» – «Здесь есть один иеромонах, который незаконно осужден. Я прошу, чтобы его отпустили».

Тогда архимандрит Вениамин решил, что его жизнь больше ему не принадлежит, и дал обет, что до конца своих дней будет служить людям, которые спасли ему жизнь. Поскольку он также занимался экзорцизмом – изгнанием бесов, то о батюшке знали не только в Закарпатье. К архимандриту Вениамину съезжались люди отовсюду.

«На Закарпатье считается, что если человек в храме должен молчать, то он как бы и не молится»

– Когда Вам пришлось уезжать из Преображенского монастыря, чтобы возглавить Бердянскую кафедру, было то, о чем Вы скучали больше всего?

– Знаете, я такой, что не сильно скучаю. Мне кажется, все монахи не привязываются ни к чему, потому что у них – послушание.

Монах – это тот, кто не имеет близких друзей, панибратства, только духовные связи. Монах – как солдат. Сразу адаптируешься на новом месте, начинаешь защищать Церковь, людей, проповедовать Слово Божье.

А я и здесь, в Бердянске, постоянно молюсь за духовных чад, оставшихся в Закарпатье.

Епископ Ефрем, ЗакарпатьеЕпископ Ефрем на Закарпатье...

– Владыка, Вы вспомнили, что все стихиры, седальны на Закарпатье поют всем храмом. И вот Вы приезжаете в Бердянск, где не то, что не поют, но даже не отличают стихир от седальнов. Как Вы это восприняли?

– Знаете, закарпатское пение, когда весь храм поет, близко к знаменному распеву. Поэтому если кто-то должен в храме молчать, то это очень болезненно сказывается на человеческом настроении. Считается, что человек как бы и не молится, если молчит.

Поэтому когда я пришел в Бердянск, меня радовало то, что в кафедральном соборе хор. Владыка Елисей организовал очень хороший хор, который поет, действительно, прекрасно.

А то, что стихиры не поют всем храмом, это уже постольку поскольку. Монастырь – это монастырь, а кафедральный собор в городе, где прихожанам приходится тратить много времени на дорогу и прочее, не должен обременять людей.

Я всегда повторял хористам, что не нужно петь витиевато, пойте молитвенно, тогда нам ничего не придется выпускать из службы, а человека настроим на молитву.

Случаются такие «смешинки», когда поют «Покаяния от-вер-зи мне две-ри, Жизно-даа-авче…» таким скрипучим басом, содрогаясь и трясясь, что человеку в храме от такого песнопения прямо страшно становится. Страх этот животный, а не духовный.

Мне как-то даже сказали: «Вы всегда хотите петь в миноре!». На что я ответил: «Я люблю и мажор, но чтобы это не было криком, чтобы это была молитва из глубины души»… Я  склоняюсь к тому, чтобы пение не мешало молиться.

«В Бердянске на 120 тысяч человек населения – всего 11 храмов… Священникам приходится ютиться в приспособленных помещениях»

– Каким Вы увидели Бердянск? На тот момент там были знаменитые на всю страну конфликтные ситуации…

– В первые дни всё виделось только в радужных тонах...

Владыка Лука передавал мне документы, подсказывал, на что нужно обратить особое внимание. Владыка Елисей тоже очень тепло отнесся. Рассказал, что к чему, подарил Евхаристический набор для совершения Литургии.

В том году как раз состоялось освящение кафедрального собора Бердянской епархии. Мне все очень понравилось там: иконопись, росписи, хор… Чистота, аккуратность, всё устроено со вкусом, настраивает на молитву.

Литургия в кафедральном собореПервая ранняя Литургия в кафедральном соборе Рождества Христова

Однако сам православный Бердянск… Я ожидал увидеть лучшую картину. На 120 тысяч человек – всего 11 храмов!

На Закарпатье сохранились громадные старинные монастыри, храмы, исторические здания. А здесь, в Приазовье, пришлось столкнуться с тем, что все церкви уничтожены, разрушены. И священникам просто негде служить, приходится ютиться в каких-то приспособленных помещениях.

В Закарпатской области нет «приспособленных» храмов. Село сначала строит храм, а затем люди идут к владыке и пишут прошение, чтобы им выделили священника. И священнослужитель приходит служить в уже готовый храм.

Там народ проникнут духовной жизнью, стремлением к тому, чтобы в церкви было благолепие. В Хустской епархии действует 16 монастырей! Есть даже несколько достроенных монастырей, ключи только некому отдать. Наоборот, не хватает монашествующих.

– А в Бердянской епархии сколько монастырей?

– Четыре: 3 женских и 1 мужской.

епископ Ефрем (Яринко)Так в Бердянске встретили владыку Ефрема...

– И что планируете делать дальше?

– Вы говорили о проблемах в епархии. Да, проблемы были – старые «мозоли», и я не хотел на них наступать. Поэтому старался очень выдержанно, разумно подходить к их решению. В частности говорю о той нашумевшей истории с монастырем.

Также встречался со священниками, которые вводили людей в заблуждение, и страдали, как определил Апологетический центр во имя Иоанна Златоуста, «гуруизмом» и сектантством. Однако эти люди явно не хотели меня понимать и прислушаться, ситуация усугублялась и со временем это привело к тому, что нужно было принимать уже конкретные решения.

Весной был сменен настоятель монастыря в Токмаке. Есть надежда, что монастырская жизнь будет восстанавливаться.

– А конфликтная ситуация с бердянскими священниками разрешилась?

– Священный Синод лишил их священного сана. Можно сказать, что в нашей церковной среде конфликт утих.

Но, к сожалению, они не приняли врачующие меры и обратились в юрисдикцию неканонической религиозной организации «Русская православная церковь заграницей», которую возглавляет лишенный сана Агафангел. Сам отлучен и собирает вокруг себя отлученных.

Это вообще такая интересная юрисдикция – они святителя Луку Крымского не признают. А этот бывший священник украл мощи святителя. Что они с ними делать будут, если не признают святителя Луку?..

Теперь у нас немного другой момент – с проблемой, связанной с действиями этих людей, нужно работать апологетам, миссионерам.

«…С человеком нужно сперва подружиться, потом что-то ему подсказать, а уже после этого – вести в храм»

– Мы видим, что у Вас развивается молодежное движение, налаживаются контакты с вузами… Какие Вы видите перспективы?

– У нас большие перспективы, но и непаханое поле работы. К сожалению, приходится говорить, что нам не хватает интеллектуальных кадров, которые бы могли отвечать на современные вызовы.

Вы были свидетелями, когда мы встречались в университете с 5-курсниками факультета журналистики. У них не было к нам вопросов! Мне кажется, это очень страшно, когда выпускник журфака не может задать вопрос. Значит, он с этой темой – темой веры – впервые в жизни встречается.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Впечатления о Бердянске… с его скандалами и не только

Я жил в другом регионе, можно сказать, в другом мире, и там другие подходы к людям, потому что в Закарпатье человек изначально церковный. А в Бердянске по-другому воспринимают Церковь. Поэтому здесь с человеком нужно сперва подружиться, потом что-то ему подсказать, а уже только после этого вести в храм.

Владыка Ефрем (Яринко)...

Но надеемся, к Рождеству при Троицком храме уже будет действовать «молодежка». Этот храм находится в центре города, а там как раз обычно собираются молодые люди.

Хотелось бы немного «растормошить» молодежь. Есть такие молодые люди, которые с радостью ходили бы на «молодежки». Надеюсь, что они будут помогать делать первые шаги нецерковным ребятам.

Нам навстречу идут и преподаватели, и ректоры университетов. Молодежное служение очень необходимо, особенно в Бердянске, поскольку здесь вообще необходимо миссионерство.

Хотя здесь люди и крещенные, но еще элементарных понятий о Церкви не имеют. Таинства, учения Церкви воспринимают по-язычески. То есть человека здесь еще рано воцерковлять, его еще надо огласить. Поэтому мы обращаемся к людям с экранов телевидения, поясняя, казалось бы, элементарные вещи – смысл крещения, исповеди, причастия, крестного знамения, освящения воды…

К слову, у нас есть священники, которые тоже обучаются в университете. Один наш благочинный  учится на 4-м курсе, и им по программе нужно читать лекции для младших курсов. И вот он читал лекцию на тему «Моральность». Когда он изложил свою тему, преподаватели воскликнули: «Почему мы раньше вас не приглашали читать лекции?!»

Они не знали, насколько церковный мир богат, насколько интересно и впечатляюще можно говорить о нравственности, да и вообще о жизненных ценностях, с церковной точки зрения, не навязывая.

епископ Ефрем (Яринко)Встреча с детской футбольной командой

– Как Вы думаете, почему люди протестуют против Церкви? Неужели не хотят услышать о смысле жизни?

– Мне кажется, это просто от незнания, восприятия религии как некоего свода запретов.

Человек воспитан на слухах, телевидением, газетами и не понимает, что церковный мир – прекрасен, многогранен и может обогатить твою душу, а ты, в свою очередь, можешь стать Человеком с большой буквы.

Но заметьте, когда человек лично знакомится со священником, все его протесты исчезают. Он начинает со вниманием, затем с пониманием, а потом и с желанием жить церковной жизнью.

«У нас был случай, когда приход купил машину и подарил ее священнику…»

– У нас любят обсуждать, на какой машине ездят священнослужители. А в Закарпатье людей интересует тема «священников на мерседесах»?

– Думаю, что да.

Есть такой важный момент: если священник искренен, не ставит своей целью достижение богатства, то все необходимое ему дается. У нас был случай, когда приход купил машину и подарил ее священнику. Потому что переживали, чтобы он везде успевал, видели в нем заботливого и доброго пастыря.

Батюшке на тот момент было за сорок, он не имел водительского удостоверения, да и не хотел уже учиться. Но всё же вынужден был ходить в автошколу. Люди же для него старались...

– Это было в Бердянске или Закарпатье?

– В Закарпатье. Но, думаю, Бердянск – не исключение. Все зависит от человеческих качеств.

Человек всегда в знак благодарности и признательности хочет что-то подарить другому. А каждый дарит по возможности. Кто-то дарит автомобиль, кто-то – книги, кто-то – внимание.

В древних патериках можно прочесть, как старцы продавали некую вещь, а деньги раздавали нуждающимся. Сейчас, думаю, священнослужители руководствуются тем, чтобы не огорчить человека, который преподнес подарок. 

епископ Ефрем (Яринко)

– Часто можно услышать, что можно было продать дорогие автомобиль, часы и отдать деньги детям-сиротам…

– Мне понравилось, как высказался один архиерей: если это поможет решить социальные проблемы в Украине, я сегодня же продам свой автомобиль. Но дети захотят кушать и завтра, и через год, а машины уже не будет, больше нечего будет продавать.

Не так давно за воскресной Литургией читалась притча о милосердном самарянине. И я нашел толкование, которое говорит, что нужно давать нуждающемуся, то есть не тому, кто просто просит, но мог бы себе и сам заработать, а именно нуждающемуся.

И вот пришла ко мне одна женщина с просьбой. Мы, по возможности, стараемся помогать ветеранам, детям войны, инвалидам. Но этой женщине мы отсрочили помощь. И тут она говорит: «Ага, денег у вас нету. А купол-то у вас золотой!» – «Мы же не продадим купол». – «Ну, вы же его установили, можно было скольким людям помочь!»

Если так думать, то ведь храм тоже имеет ценность, можно из того же кирпича кому-то дом построить. Но человек должен понимать, что храм – не дом священника, это дом Божий, дом для всех нас, и для храма отдается все самое лучшее.

Я всегда провожу параллели: когда люди бедные, то храм для них – богатый, когда люди богатые, то храм – нищий. Обратимся к истории: люди всегда старались жертвовать на храм, порой отдавали все, но строили великолепные церкви, которые стоят по сотни лет. Сейчас таких не строят.

«Приходит ко мне священник и говорит: «Ну, владыка, похоронил я последнего жителя села…»

– Приходится слышать сегодня и такие доводы, что за последние 10 лет столько-то храмов построено, а в селах столько-то школ закрыто…

– Я вижу это. Как в Запорожской области вымирают целые села. Наверное, из-за этого сельские школы и закрывают – некому в них ходить.

Недавно приходит ко мне священник и говорит: «Ну, владыка, похоронил я последнего жителя такого-то села». Мне так стало страшно. Никогда не слышал, чтобы хоронили последнего жителя! Там, где я вырос, обычно – прирост сельского населения. А здесь…

Смотрю как-то на карту Бердянской епархии, говорю, может, давайте вот здесь создадим приход? На что мне священник отвечает: «Так этих сел уже нет, владыка…»

Старики умирают, а молодежь убегает из села в город и практически ничего не имеет. То, что зарабатывает, отдает за квартиру, тратит на пропитание, одежду, проезд. В результате –  доживает до старости, а за спиной  – ни кола, ни двора, нечего оставить сыну.

В России есть такие понятия, как село и деревня. Деревня – это сельский населённый пункт с несколькими десятками домов. А в селе обязательно есть церковь. Таким образом, село является центром церковного прихода, объединяющего несколько близлежащих деревень. Правда, сейчас встречаются деревни, где и три церкви, значит – и там жизнь.

епископ Ефрем (Яринко)Всенощная в Кафедральном соборе...

Поэтому я со священниками нашей епархии провожу беседы: давайте откроем храм или молитвенную комнату в селе. Тогда люди снова увидят смысл жизни, который и будет их привязывать к местности. Они поймут, что у них есть родной храм, родное место, где жили еще их предки, у них появится желание родить детей, чтобы эти дети продолжали их труд, служение. Всегда исполнение Евангелия связано с исполнением заповедей Божиих. А нам дана была заповедь – «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю». То, ради чего человек соединяет свою жизнь с другим.

Поэтому, думаю, демографическая ситуация была бы исправлена, если бы Евангелие воспринимали всерьез, и священники являли пример. Я священникам всегда говорю, что у каждого должно быть минимум по три ребенка, если, конечно, здоровье позволяет. А у нас же все по расчету, даже дети.

Если читаем жития священномучеников, у них было по 7-12 детей. И уровень жизни был куда ниже, нежели сегодня.

«Я думал, что люди совершают суициды из-за «несчастной любви»… Но был поражен: три самоубийства за неделю. Причем, уходят 79-летние люди!»

Сейчас, я наблюдаю, человек живет для себя, потребительски.

Девушка говорит: «Я хочу иметь мужа». Она не хочет «выйти замуж», она хочет иметь мужа, как личную вещь. Или: «Я хочу иметь ребенка. Хочу завести ребенка». Не «я хочу стать мамой», а «хочу иметь ребенка», завести его куда-то, чтобы это был мой ребенок. То есть все на «я» – эгоцентризм.

Потому многие молодые семьи и распадаются, что все замыкается на себе. Даже сходятся для того, чтобы получать удовольствие от жизни с другим человеком. Никто не думает о чем-то еще.

Христианство дает понять, что любовь – жертвенная. Ты жертвуешь собой ради того, чтобы другому было хорошо, чтобы другой был счастлив. И когда люди дарят свою любовь друг другу, тогда они вместе хотят дарить любовь еще кому-то, тогда и рождаются дети.

Поэтому ныне очень важно говорить людям об истинном смысле жизни, о вере.

…Вы знаете, в современном мире столько самоубийств! Я столкнулся с тем, что у меня нет ни одной недели, чтобы ко мне не приходили с прошением на отпевание самоубийцы.

Спрашивал у Хустского архиепископа Марка, сталкивается ли он с такой проблемой. «В Закарпатье такого нет, – говорит владыка, – а в Сумах (владыка служил некоторое время архиереем Сумской епархии) было по три-пять случаев самоубийства в неделю».

Я всегда думал, что люди совершают суициды из-за «несчастной любви» или потому, что не могут расплатиться с долгами и уходят от ответственности. Но в прошлом месяце я был поражен – три самоубийства за неделю. Причем, это были 79-летние люди! Один прыгнул с балкона, другой повесился на решетке собственной кровати…

Я себя спрашиваю: почему такие люди, которым осталось жить год-два, заканчивают земную жизнь самоубийством? Человек не ценит жизнь, не понимает смысла страданий, для чего их преодолевать…

епископ Ефрем (Яринко)Освящение накупольного креста храма во имя священномученика Гермогена

Нам внушается с экранов телевизоров, что жизнь – прекрасна. Но человек сталкивается с реальностью, в которой нет этого прекрасного, и он не умеет находить выход. А если бы человек был знаком с Церковью, знал Бога, то у него был бы ответ на вопрос: в чем смысл страданий. Поэтому очень важно, чтобы открывались храмы.

Когда меня спросили: «Как Вы считаете, 11 храмов для Бердянска это много или мало?» Представьте, если 120 тысяч жителей Бердянска придет в 11 храмов… Каким должен быть храм, чтобы вместилось 10 тысяч народа? Обычный храм вмещает 300-400 человек, большой собор – 1000 человек, но не 10 тысяч.

Святейший Патриарх Кирилл проводит красивую церковную политику храмостроения, что храм в шаговой доступности. Пусть храм – небольшой, но храм – в шаговой доступности. Чтобы человек мог до храма дойти пешком, чтобы не нужно было добираться на машине, метро или троллейбусе.

«У нас новый вид сиротства. Пятеро детей, а мама живет в доме престарелых…»

– Владыка, Вы сказали, что помогать нужно нуждающимся, а не просто просящим. А каким Вы видите решение проблемы милосердия, сиротства?

– В храм приходят люди разных социальных категорий, поэтому Церковь всегда взывает к милосердию, чтобы люди учились помогать друг другу. Если каждый человек начнет помогать своему нуждающемуся соседу, тогда тот не пойдет просить милостыню на улицу.

…Недавно мы ездили в дом престарелых, смотрим, одна бабулечка что-то возится на кухне. Спрашиваем: «Что вы там готовите?» – «Ко мне придут дети в гости, я готовлю им встречу» – «Дети к вам сюда придут в гости?» – «Да, у меня пятеро детей…»

Пятеро детей, а мама живет в доме престарелых. Иногда это сознательное решение таких людей, потому что они не чувствуют дома заботы. Или молодые заняты собой и думают, что в доме престарелых родителям будет лучше, интереснее.

Я считаю это неправильным. Это новый вид сиротства. И об этом тоже нужно сегодня говорить.

В начале ноября, по благословению Блаженнейшего, мы совершали молитву о сиротах и тех, кто принял сирот в свои семьи. В Украине 85 тысяч детей-сирот. А сколько миллионов верующих? Так возьмите по одному ребенку на воспитание, и не будет сирот. А почему мы не хотим?..

– Но если девочка привыкла, благодаря ярким рекламным слоганам, «ни в чем себе не отказывать», «брать от жизни все», то родив в 17 лет ребенка, она оставит его в детдоме. Дабы «не портить себе жизнь».

А верующим эти же девчонки говорят: берите сиротку, вы же – христиане, а я буду дальше жить своей жизнью, потому что имею свободы и права. Это ли не спекуляция на православных? Может, нужно менять само общество?

– Вы же воспитаете этого ребенка в вере, и он уже не будет подражать своей маме, он будет подражать вам, той семье, которая показала ему пример христианской жертвенной любви.

А сколько есть семей, которые прибегают к суррогатному материнству! Для чего? Ведь есть живые дети, которые нуждаются в семье!

Опять же возвращаемся к тому, о чем уже говорили: хочу иметь дитя, чтобы оно было мое. Так ты воспитай сироту, и ребенок действительно будет твой, родной.

епископ Ефрем (Яринко)Архиерейское богослужение в кафедральном соборе Бердянска...

«Архиерейство — большая ответственность»

– Владыка, мы очень благодарим Вас за интересную беседу. Напоследок такой вопрос. Многие думают, что быть архиереем – это мечта всей жизни монаха. Вы уже 16 лет, как монах, и вот 1,5 года, как архиерей. Можете сказать, что в Вашем служении самое любимое?

– Больше всего я люблю торжественность богослужения…

…Знаете, когда я был простым монахом, чувствовал эту высоту — священнослужения. Но, конечно, с каждой ступенькой вверх, ты ощущаешь все большую внутреннюю радость. Потому, что ты уже можешь служить Церкви в новом качестве, служить людям и быть полезным. Это с одной стороны.

С другой стороны, архиерейство и страшит. Потому что это – большая ответственность. Нужно всегда усердно готовиться, подталкивать себя к действию, не разрешать лениться, потому что нужно всюду успеть, потому что ты являешь другим пример. Но вместе с тем, это высокое служение и вдохновляет на труд.

Беседу вели Юлия Коминко, Ольга Мамона, Валентина Гордийчук

 

ЄФРЕМ (Ярінко), єпископ Бердянський і Приморський
Бердянська єпархія
в гостях у редакции ПвУ

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400
7809

0

Коментарі

Всі нові коментарі будуть відображені після проходження обов’язкової процедури модерації

Додати коментар