Логотип "Православіє в Україні"
Отримування розсилки на e-mail

Вы здесь

РЕПОРТАЖ. Как живется бывшим наркоманам в реабилитационном центре в Косачевке?

Версия для печатиВерсия для печати

Разбитая проселочная дорога выводит нас к небольшой деревне. Часть домов стоят покинутые, участки заросли высокой травой и сорняками. И только за высоким деревянным забором вовсю кипит жизнь. Слышится жужжание пил, лошадиное ржание, рев тракторов – реабилитационный центр в Косачевке живет своей жизнью, продолжая отстраиваться и расширяться за счет соседних земельных участков.

Православный ребцентр наркозависимых в Косачевке

…Добраться сюда на машине трудно, а на общественном транспорте и вовсе невозможно, поэтому хозяева по дешёвке продают свои участки. Глядя на огромную территорию реабилитационного центра, которая сегодня занимает 2,5 гектара, трудно поверить, что каких-то 10 лет назад здесь были только две палатки и деревянный крест.

— Священника в этом районе не было и местные жители вместе с нами начали писать  письма в епархию, чтобы те прислали нам священника. Не было у нас ни системы, ни специальной подготовки – решили брать трудом и молитвой, – рассказывает руководитель и сооснователь центра Сергей Моцак. – Вставали в 7 утра, делали зарядку, обливались холодной водой, и начиналась разнарядка на разные работы, которых хватало с избытком. Много времени посвящали изучению духовной литературы и физическим тренировкам.

Сами еще жили в палатках, но первым делом возвели небольшую часовню, где читали утреннею и вечернюю молитвы. Позже из епархии прислали отца Павла, и у парней появилась возможность исповедоваться и причащаться. А со временем те, кто излечился, начали приводить к нам друзей, те – своих. Так на сегодняшний день у нас в центре на реабилитации находится 200 человек.

Основатели ребцентра для наркозависимой молодежи знакомы с проблемой наркомании не понаслышке

Сергей Моцак впервые попробовал героин, когда ему было 16, и на протяжении семи лет употреблял наркотики без остановок. Его коллега и единомышленник Андрей Дубовский впервые «познакомился» с наркотиками в 1995 году, собираясь на спортивные сборы по боксу. О последствиях молодой человек не знал, да и знать не мог. Ведь тогда в столице еще не наступила волна повальной наркомании.

— Мы не были знакомы с проблемой наркозависимости. Максимум – кто-то покуривал анашу. Конечно, были единицы, которые кололись, но они тщательно это скрывали, – вспоминает Андрей. – А вот как раз в середине 90-х в столице начался настоящий наркотический бум. Нигерийские студенты начали провозить у себя в желудках героин и успешно им торговать на улице Ломоносова и на Караваевых Дачах. Одним словом, через пару недель я снова попробовал, после чего мне показали место продажи героина. Первый год я нюхал и курил героин, а осенью 96-го впервые укололся. С этого момента вся жизнь пошла под откос – я пересел на мак.

Переломным для Андрея стал 2003 год, когда жесткая дисциплина и спорт помогли ему завязать с наркотиками.

А вытрезвителем и клиникой для Сергея стала Лукьяновская тюрьма. Впрочем, по словам руководителя центра, он и сам был не прочь оказаться за решеткой, видя в этом единственное спасение от наркотиков. Там к нему в руки впервые попал молитвослов.

— Тогда-то я и осознал, до чего я скатился. Ведь раньше я думал, что страдаю, а в тот момент осознал, что страдают мои близкие, а вот я живу в кайф. Я жил от дозы к дозе: там одолжишь, там украдешь… Все наркоманы воруют, это только вопрос времени, – утверждает Сергей.

Избавившись от зависимости первым, Сергей предложил Андрею уезжать из города. После двух месяцев путешествий по всей Украине друзья приехали в Косачевку. Обветшалый дом на участке, в котором не было ни света, ни воды,  был не пригоден для жилья, поэтому Сергей с Андреем поселились в палатках. Тогда-то и пришло решение – набрать пятерых наркоманов из числа друзей и знакомых и попробовать излечить их.

На тот момент реабилитацией наркоманов занимался Сандей Аделаджа, поэтому наркозависимым людям, нуждающимся в поддержке, приходилось выбирать между сектой и наркологами, которые «сажали» их на препараты, но не лечили, в результате Косачевский ребцентр получил известность.

Люди все прибывали и прибывали, и парни поняли – уехать отсюда им уже не удастся. Так и появился первый в Украине православный центр ресоциализации наркозависимой молодежи в честь иконы Божьей Матери «Семистрельная».

Православный ребцентр наркозависимых в Косачевке

За 10 лет существования через Косачевку прошло более 2 тысяч человек

Но далеко не всегда история наркомана, попавшего в Косачевку, заканчивается благополучно. По словам руководителей, близкие наркомана часто спохватываются слишком поздно, и к массивным деревянным воротам косачевского центра привозят «живые трупы».

— Однажды к нам привели парня с заражением крови, – рассказывает Сергей. – Сначала мы не хотели его брать, но когда его мать упала перед нами на колени – сердце не выдержало. Работать он не мог, у него держалась температура 38. Он употреблял 15 лет, колол себе «винт». Удивительно, как он вообще столько прожил… Иногда ему становилось плохо, и его возили в больницу. После очередной такой поездки он и умер на больничной койке.

Парни, как могли, пытались поддержать убитую горем женщину, даже приняли участие в похоронах, тем более, что именно в Косачевке ее сын впервые в жизни причастился и исповедовался.

Но родительская любовь слепа: умерший в больнице парень был поздним, единственным ребенком, и мать начала писать жалобы во всевозможные службы и инстанции, утверждая, что в Косачевке убили ее сына. На реабилитационный центр посыпались проверки. Но кроме мелких административных нарушений, они ничего не обнаружить не смогли.

О том, насколько эффективным оказалось лечение, красноречиво рассказывает следующий факт: за 10 лет здесь на реабилитации побывали 2 тысячи наркоманов, а центр до сих пор существует за счет пожертвований тех, кого парни сумели вернуть к нормальной жизни.

Руководство центра, как и их подопечные, без дела не сидят: несколько жилых срубов в старорусском стиле и строящийся храм занимают незначительную территорию, а остальная часть Косачевки представляет собой разросшуюся ферму.

Трудотерапия – неотъемлемая часть лечения, да и всё, что выращивают пациенты Косачевки, идет на их же столы.

Помимо коз, овец, коров, здесь обитает табун лошадей, которые мирно пасутся на окрестных лугах и помогают жителям центра в хозяйственных работах, послушно перетаскивая телеги с сеном и людьми. 

Православный ребцентр наркозависимых в Косачевке

 

Православный ребцентр наркозависимых в Косачевке

Православный ребцентр наркозависимых в Косачевке

Но для некоторых слово «Косачевка» вызывает далеко не самые теплые ассоциации. Почему?

Далеко не каждому наркоману приходятся по вкусу специфические методы администрации центра.

Наркоман – человек, который привык подчинять и манипулировать, а не подчиняться. Такой образ жизни никак не сочетается с жесткой дисциплиной, физическим трудом и молитвами в ребцентре.

По словам обоих руководителей, новоприбывшие, которых родные сдавали сюда насильно, нередко убегали. Именно они и старались распространить слухи о том, что Андрей с Сергеем открыли в Косачевке настоящий концлагерь.

Впрочем, Андрей, хорошо знакомый с психологией молодого наркомана, не видит в этом ничего странного:

— Первые два года наркотик дает стимул, наркоманам кажется, что у них прилив энергии и расширенное сознание. Поэтому в их планы не входит бросить наркотик. А значит их задача – дискредитировать центр в глазах своих родителей, чтобы те не отправили их сюда заново. Мать видит, что ее ребенок окреп, поправился, но он рассказывает ей о каких-то ужасах, которые якобы здесь с ним произошли.

Бежали отсюда многие: кого-то возвращали, кого-то нет. Во время одного из таких побегов умер наш пес – доброе и ласковое животное. Он никого не кусал, только громко лаял, в случае чего. Кто-то скормил ему кусок колбасы с иголкой внутри…

Конечно, без рукоприкладства не всегда удается обойтись: иногда лучший способ привести в чувства зарвавшегося наркомана – отцовская оплеуха. А для любителей порассуждать о гуманизме и человечности у руководителей Косачевки припасены добрая дюжина историй о том, как они приезжали по вызову на квартиры к наркоманам, с которыми отчаялись справиться их домочадцы.

На счету Андрея более трехсот выездов «по адресу». Голые стены и замусоренный пол – такая картина привычна для борцов с наркоманией. А посреди всего этого – матери с обожженными окурками лицами, следами побоев и ножевых ранений. Наркоман пойдет на все, чтобы добыть деньги на дозу. 

Православный ребцентр наркозависимых в Косачевке

— Родителям, особенно одиноким матерям, некуда деться! – утверждает Андрей. – Мать идет к участковому, а он говорит: «Это ваше, семейное». Бежит в социальную службу – там говорят, что наркоман должен прийти сам. А ведь он никогда не придет. Он похоронит мать, продаст квартиру и издохнет под забором. Наркоману, между тем, нужна доза. На улицу выйти страшно, до воровства и грабежей доходят в самую последнюю очередь. Гораздо легче выбить деньги из матери. Но родители тянут до последнего. Они держат это в себе, стесняясь рассказать даже близким родственникам о том, что их сын – наркоман.

Несостоявшиеся пациенты – не единственные недоброжелатели Косачевки. По словам Андрея, Косачевский реабилитационный центр встал поперек горла многим «коллегам». Ведь он – единственный в своем роде на всю Украину, не только из-за своих габаритов (такого количества пациентов вы не увидите нигде). В первую очередь Косачевку отличает подход к людям.

— Политика современных ребцентров такова: создать условия, чтобы люди хотели там находиться, – утверждает Андрей. – Мне известно, что происходит в среднестатистическом украинском реабилитационном центре: двери открыты, человек может выйти и уколоться или даже пронести туда дозу… Наша задача – переломать личность наркомана, но не личность человека. Этого мы добиваемся трудом, послушанием и смирением. Он должен делать простые вещи через «не хочу». Например, чистить зубы, которые не чистят 90% наркоманов.

Таким образом, руководители реабилитационного центра в Косачевке переходят дорогу тем, кто рассматривает реабилитацию алко- и наркозависимых как своеобразный бизнес.

Минимальная стоимость реабилитационного центра – 6000 гривен в месяц, в то время как реабилитацию в Косачевке можно пройти, по сравнению с обычными ценами, за «копейки» – 1000-1500 гривен в месяц.

Эта сумма идет на то, чтобы оплатить питание и потребление электроэнергии. Правда, зимой пребывание в центре будет стоить немного дороже – дополнительные расходы идут на заготовку дров.

Реабилитация проходит на условиях строгой анонимности – если человек не захочет, чтобы кто-либо узнал о том, что он проходил реабилитацию в Косачевке, никто об этом не узнает.

— Через наш центр прошло немало публичных людей, – рассказывает Андрей. – Я не буду называть их громкие фамилии, сейчас они – успешные люди. Здесь есть и сидевшие «авторитеты», и люди с высшим образованием, и профессиональные спортсмены. Грош цена  всем россказням о том, что мы тут избиваем людей. Включите логику:  как мы, впятером, можем из-под палки заставлять работать почти 200 человек? Да если мы начнем заниматься здесь «беспределом», нас просто сметут.

Православный ребцентр наркозависимых в Косачевке

За последние годы украинская наркомания очень помолодела — родители сдают в ребцентры 15-летних и даже 13-летних детей

Изменения претерпел и сам рынок наркотиков: если раньше в наличии были только опиум, винт, эфедрин и джеф, то сейчас все разновидности и не перечислить.

В любой аптеке наркоман может купить несколько препаратов, из которых в условиях подъезда моментально выварит синтетический эфедрин, опиаты и каннабиаты. Недавно в интернет-магазинах появилась так называемая «Морская соль». Это порошок, пропитанный психотропными химикатами. Ее везут из Китая – мешочек 50 г. стоит 100 гривен.

Если раньше наркоман превращался в «ходячий труп» за 30 лет, то сейчас он достигнет того же результата за год. Родители, как правило, этого не видят и бьют тревогу, когда ребенок уже на грани.

Звонки в Косачевку поступают каждый день, самые «фееричные» беседы Андрей записывает на диктофон. Одну из таких записей он и включил для нас. Из трубки звучит нервный женский голос, то и дело сбиваясь на всхлипывания:

— Он вынес все, что было в доме… Даже добрался до моей банковской карточки! Теперь ходит и продает…

— Что продает? Вашу карточку?

— Нет… Он ведь деньги снять не смог, потому что не знает код. Так он, скотина, пошел в магазин и накупил на них какие-то аппараты для давления в аптеке… Потом пошел на рынок и продал по дешевке, чтобы получить наличку. Я больше не могу! У нас в доме нечего есть!!!

Но, по словам Андрея, реабилитационный центр может решить только следствие. Причина остается на улице. Наркоманию он расценивает как заразную  болезнь,  поэтому ни о какой мягкости и лояльности не хочет и слышать.

По его подсчетам, один наркоман «подсаживает» троих здоровых. Сейчас в Косачевке – 187 человек, а значит, минимум 360 за это лето не «сядет» на наркотики. Соответственно уровень криминала значительно понизится: меньше кошельков в транспорте вытащат, меньше случится нападений с целью кражи.

— Большинство из тех, кто приезжает, бывали в храме только на Пасху, да и то – неизвестно, в каком состоянии, – утверждает Сергей. – А у нас они впервые причащаются и ходят на исповеди. Мы живем как дружная семья, хозяин здесь не я и не Андрей. Хозяйка здесь – Божья Матерь, и все здесь происходит по Ее воле…

реабилитация наркозависимых
Православный центр ресоциализации наркозависимых в Косачевке
Церковь и проблема наркомании

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400
18167

0

Коментарі

Всі нові коментарі будуть відображені після проходження обов’язкової процедури модерації

Додати коментар