Логотип "Православіє в Україні"
Отримування розсилки на e-mail

Вы здесь

Прямая речь из Одессы: игуменья Серафима в программе «Здравые мысли»

Версия для печатиВерсия для печати
09 червня 2015 | Редакция | Інтерв’ю

Беседа с игуменьей Серафимой (Шевчик) — главой Синодального отдела Миссия «Церковь и культура», настоятельницей Одесского Архангело-Михайловского монастыря, состоялась в студии местного Одесского телеканала в первый день Петрова поста, 8 июня.

Среди прочих вопросов ведущий спросил о «вечеринках, раскрашенных тортиках» и о том, какая реакция в Одесской епархии была на произошедшее (на дне рождения одного из сотрудников епархии СБУ обнаружила сепаратистскую символику).

Взгляд изнутри на скандальную ситуацию смотрите и слушайте в интервью с игуменьей Серафимой.

Ниже читайте текстовую версию беседы.

 

<…>

Ведущий:

— Тем не менее, пост предполагает, очевидно, всё таки некое воздержание, да? Вот о воздержании хочу с Вами поговорить. Нашумевшая история вечеринки семинаристов с таким тортиком раскрашенным, с «девочками по вызову»… Какая была реакция на это происшествие в церковных кругах Одесской епархии?

— Когда я на одном из сайтов увидела эту информацию, я была в шоке.

— Все были в шоке…

— Я долго не могла прийти в себя.

Но, тем не менее, начала задумываться: что же это такое. И когда просматривала комментарии на этом же сайте, увидела удивительную фотографию — этот же тортик в руках у молодого парня, которого я узнала. Это наш одесский радикал, его можно увидеть в сцене конфликта с депутатом Климовым и в сцене избиения депутата Шуфрича. С такой характерной казацкой внешностью мальчик… Он держал этот торт в руках.

— Этот или такой же?

Этот торт с гербом ДНР. Но этот мальчик настолько примелькался во время различных акций наших одесских радикалов, что я его моментально узнала. Этот тортик он держал в руках.

И вот тут во мне зародился, как говорится, червь сомнения: как же так, семинаристы праздновали день рождения с этим тортом, и он в руках того товарища, который никогда не был в семинарии, который очень известен в Одессе среди группы ребят, совершающих различные политические акции.

Я стала искать истину — истина должна ведь где-то быть…

И когда в семинарии 7 июня был выпуск, я говорила со многими ребятами, в том числе с участниками этой вечеринки.

И если хотите — давайте уже подойдем к моменту истины, он настал. Кто-то должен сказать правду…

Дима Пивень, православный журналист, который является ведущим православной программы «ТЕО» (Телевизионное епархиальной обозрение — ред.) отмечал свой День рождения, ему было 25 лет. Он созвал друзей — человек 10-12. Из них двое были клириками — в сане диакона. Остальные были просто ребята-семинаристы, те, кто когда-то окончил семинарию. Они пришли на Сухой Лиман вместе со своими девочками, потому что ребята это неженатые, как и Дима.

Вот, например, Вы — когда у Вас была девушка и Вы отмечали День рождения, Вы, наверное, тоже приглашали своих друзей с их девушками?

 — Ну, это нормально. Но почему тогда эти девушки так странно стояли, отвернув свои лица?

— А теперь я Вам объясню, что было дальше.

— Говорили о какой-то там помощи, вознаграждении…

— Совершенно верно, я видела это видео. И когда поговорила с ребятами, причем со многими, в разных местах, то вот такая получилась картина.

Они приехали туда. Потом привозят тортик с символикой ДНР и синхронно появляются, вместе с теми девушками, которые уже были в компании, довольно много других девушек — человек 15, которые якобы являются девушками «лёгкого поведения». И буквально через ещё несколько минут нагрянуло около 40 человек — в полной экипировке, с оружием. Надели наручники, согнали в какой-то угол… Тут же камера начала работать: начались вопросы, расспросы.

И семинарист Сергей Копылов рассказал, что это он заказал данный тортик. А ещё один семинарист, Роман Пещерин, по интернету почему-то вызвал вот этих девочек, для каких-то, как он сказал, услуг.

Роман Пещерин и Сергей Копылов — семинаристы. И там были другие ребята — я повторюсь, окончившие семинарию, учившиеся на тот момент в семинарии — потому что сейчас они исключены без права восстановления.

И когда я разговаривала с участниками этих событий — буквально недавно, то для себя составила очень интересную картину.

Во-первых, сам именинник не знал, какой будет торт. Он окончил семинарию, окончил юридический факультет. Человек не наивный, бывалый, который прекрасно понимал, что за ним стоит Одесская епархия… Он мне говорил: «Я даже не знал, какой это будет торт, с какой символикой. Я бы в жизни никогда так не подставил ни себя, ни епархию».

Когда мы все открыли известный сайт с этой информацией, там было 3 криминальных момента. Первое: торт с символикой так называемого «независимого» государства нового, псевдогосударства.

Второе: девочки по вызову. Когда я говорила с ребятами, они смеялись… Там было всего две сауны, и такое огромное количество девушек на 10 ребят. Это всё не клеится. Как говорил герой фильма «Семнадцать мгновений весны», что-то не сложилось. Надо, наверное, было подумать, прежде чем эту операцию совершать.

Девочки, конечно же, сказали на камеру, что вот этот мальчик — они на него указали, Роман Пещерин, их вызвал.

Группа захвата всё это снимала. У одного нашли оружие. Три криминальных момента: это бытовой сепаратизм, оружие…

— Это кондитерский сепаратизм…

— Нет, это настоящий бытовой сепаратизм, о котором пишется в плакатах. Мы едем по городу и везде видим плакаты: тот, кто ожидает русского мира, тот кто там ещё чего-то ожидает, может получить от 7 до 12 лет. Телефон — звоните…

И когда я всё это сопоставила — девочки, оружие… Хорошо, что ещё там наркотиков не нашли… Могли бы откуда ни возьмись, наркотики появиться…

Я поняла, что всё не так просто.

<...>

Я вспомнила об одном очень интересном экспонате в нашем музее «Христианская Одесса». Уникальный совершенно экспонат, относится к ХХ веку, 50 гг., где документально говорится о монахе Почаевской Лавры, который доносил на своего наместника из побуждений личной мести. Он писал о нем страшные вещи в тогдашние органы государственной безопасности Советского Союза: о том, что девушек каких-то водил, еще что-то делал.

Почему эти документы к нам попали? Один архивист передал их в музей. Когда-то этого монаха не изгнали из церкви, а просто перевели в Одесский Балтский монастырь, тогда еще существовал, а в 1961 г. этот монастырь закрыли.

Оказывается, сотрудничество некое в те годы осуществлялось и среди членов церкви, и среди членов КГБ.

Вот и я подумала — то ли некий монах, то ли семинарист был причастен к тому, что произошло.

Потому что если вы на Сухом Лимане, как молодой человек, отмечающий свой юбилей, собрали бы своих друзей, и, вдруг, в нужный момент подъехали бы 40 человек в нужной экипировке, то, наверное, вы бы подумали, что не ехали они из своего здания (в Одессе все прекрасно знают, где оно находится) – им бы пришлось ехать около часа, да еще и по пробкам на Сухой Лиман. Это было сделано мгновенно. То есть, группа находилась где-то рядом.

И вот я сложила для себя пазлы все и ощутила удивительное чувство чего-то родного и близкого, то, что со мной происходило в ХХ веке в Покровском монастыре. Я туда пришла юной послушницей, все мы жили в этом монастыре нелегально. Каждый месяц к нам приезжали облавы, выявляли паспортные данные и выдворяли нас за пределы монастыря. Все «прелести» работы с ведомством, которое тогда было очень могущественным, я испытала на себе, очень многое знаю. Чувство возврата к каким-то «старым, добрым» временам.

— Это не первый такой случай резонансный в Одесской епархии. Один священник издавал газету какую-то сепаратистскую, у другого – оружие нашли… Эти истории получили какое-то дальнейшее продолжение?

— Тема оружия – очень интересная тема. Выяснилось в разговоре с фигурантами «дела», что оружие было, действительно, у одного из тех, кто окончил семинарию. Оно было официально зарегистрировано – травмат, то есть, в этом не было криминала. Но те, кто выбрасывал информацию, об этом не писали, они писали «было оружие».

Священник, который якобы хранил ружье и подвергся обыску, оказывается, был просто покровителем клуба для детей, и там хранилось учебное ружье. Но если мы пишем, что было оружие, то сначала нужно разобраться, какое – боевое, учебное, травматическое. Это я говорю о журналистской этике.

Хочу вам напомнить об одном очень запутанном эпизоде, связанном с митрополитом Александром (Драбинко). Мы помним, как всю Украину потряс случай с похищением монахинь. А я лично знаю игуменью Покровского монастыря, я там прожила 11 лет – с 1981 по начало 1992 гг., потом приехала в Одессу. Мы с ней молодыми послушницами коротали время в нашей келье, молились вместе, она очень хорошая сестра. И когда ее похитили, был взрыв, шок в масштабах всей страны. Митрополит Александр (Драбинко) фигурировал как человек, причастный к каким-то непонятным деньгам, какой-то мафии, якобы он участвовал в похищении этой игуменьи.

Прошло время. Что выяснилось? Уголовное дело закрыто, состава преступления нет, а к похищению были причастны опять же некие службы – тайные или явные.

— Я вспоминаю эпизод, когда митрополит Онуфрий не встал в Раде во время объявления героев Украины. Означает то, что вы рассказали, и факт, который я вспомнил, что УПЦ становится в некую такую оппозицию к нынешней украинской власти?

— Ни в коем случае. Я недавно была в Киеве, в Украинском доме мы проводили большую научно-практическую конференцию, посвященную 1000-летию преставления равноапостольного князя Владимира. Там же в фойе разворачивалась выставка, которая была посвящена всему бытию Церкви на протяжении этих 1000 лет. Блаженнейший давал интервью журналистам. И, конечно, первым вопросом было: почему вы не встали в ВР во время того, как Президент поминал героев Украины. Блаженнейший ответил, что это действительно герои, великие люди, и он сделал это не для того, чтобы их унизить, унизить их подвиг, а лишь показать, что война – это грех, война – это зло и войну нужно прекратить.

Три вопроса о Петровом посте в военное время – к епископу Обуховскому Ионе

Действительно, поступок Блаженнейшего вызвал очень большой резонанс, и если он (такой непростой поступок) заставил многих задуматься о смысле той войны, которая сейчас происходит, я считаю, он был абсолютно правильным.

— Эти эпизоды, которые мы вспоминали раньше – с тортиком, вечеринкой, что находят какое-то оружие, они, мне кажется, подрывают доверие к такому институту, как Церковь. Наверное, к моральному облику человека, который связывает себя с Церковью, должно быть и требований больше.

Мне интересно, как к этому относятся в вашей среде? Или, допустим, священник отслужил службу, отчитал молитвы, вышел из храма, снял с себя облачения, или семинарист отучился, сдал свои экзамены, и вечером это обычные люди, которые могут распоряжаться своим временем так, как они хотят и расслабляться так, как они умеют: пойти в ночной клуб, на вечеринку и т.д.

Есть ли у вас, возможно, негласные ограничения на то, как должен вести себя человек, связанный с Церковью в свободное время, или вы к этому относитесь нормально?

— Священник тоже человек. Например, тот батюшка, который уже получил осуждение за сепаратистские призывы в своей газете (с.Камышевка, Одесская обл.) я считаю, был глубоко не прав. Потому что свои человеческие чувства он излил на страницы газеты. Тем не менее, они содержали в себе политический радикализм. Батюшка был радикал, он получил по заслугам. Я считаю, что когда у нас идет война, то любые призывы к насилию с какой-либо из сторон являются не только аморальными, но и противоправными.

Внимание к священникам сейчас очень большое. Мы слышали, как батюшка на Мерседесе сбил ребенка – трагедия страшная, он получил 7 лет. Никакого снисхождения к сану нет и не может быть. Мы такие же члены общества, ничем от людей обыкновенных не отличаемся.

— Но ребенка, я уверен, он сбил неумышленно, а вот что касается досуга, свободного времени: вольны ли люди, связанные с Церковью, распоряжаться им по своему усмотрению?

— Семинаристы и те, кто окончил семинарию, не будучи женатыми, могли пригласить своих девушек вечером в ресторан. Тут криминала нет.

Что случилось позже – я не хочу этого комментировать, почему и для чего это было сделано. Тем не менее, я всем своим знакомым священникам и монахам говорю: таково время и огромный интерес к жизни Церкви и носителям сана, и нигде вы не спрячетесь – где угодно будет стоять телекамера, снимут, покажут.

Сейчас нужно вести себя всем в соответствии со своими убеждениями – свято и праведно, как говорит апостол Петр. Царское священство – народ особый, то есть, те, кто несут в народ имя Христа, идеи Христа, идеи Его Святой Церкви, должны чувствовать святость своего призвания. Нет оправдания тем людям, которые в храме играют некую игру, а потом идут «расслабляться».

«Настало время нам всем сознательно быть скромнее» — постовое интервью с прот.Георгием Коваленко

Церковь должна быть вместе со своим народом, она должна нести этот тяжелый крест. Вот почему «громкие разоблачения, передачи, статьи» о нас я встречаю очень спокойно. Вы знаете, такая встряска нам, людям Церкви, нужна, чтобы мы, действительно, не расслаблялись.

— Недавно был составлен рейтинг самых влиятельных одесситов. Что характерно, третье место, рядом с руководителями города и области и силовиками занял митрополит Агафангел. Вы в этом рейтинге тоже есть, на достаточно высоком, 30-каком-то месте из 300 претендентов. Как вы прокомментируете такой результат? Это говорит о том, что Церкви по-прежнему доверяют?

— Несмотря на громкие «разоблачения», громкие статьи, Церкви доверяют.

Я хочу снова вернуться в «старую добрую» атмосферу годов правления советской власти, когда мы, люди Церкви, были под гораздо более тяжелым давлением, и мы всё это пережили.

Например, у нас в музее хранится очень знаковый экспонат – статья в одной из газет про батюшку Иону Атаманского — настоятеля Николаевского портового храма. Ему приписывают разврат, противоправные действия. Это 1924 г., советская власть борется с Церковью. А ведь этот человек был высокой духовной жизни.

Есть другие примеры, их очень много. В 1961 году возле Лавры нашли труп женщины. Громкое уголовное дело освещалось на всю страну, утвеждалось, что убил её монах, и Лавру закрыли.

Мы через всё это прошли. И, безусловно, когда нечто повторяется сейчас, некая кампания против Церкви с разоблачениями — машины дорогие, много денег, люди в рясах ведут себя аморально, у кого-то вообще противоестественные наклонности – еще раз повторюсь, заставляют нас быть начеку, на страже.

Для Церкви это очень хорошо. Каждый из нас понимает, что находится под прицелом тысяч, миллионов глаз, тем более, депутаты, представители городской власти.

— Матушка, может быть, и вы, и митрополит Агафангел попали в этот список, потому что вы занимаетесь политикой – вы были депутатом городского, он – областного советов. Может быть, в этом секрет популярности? Насколько я знаю, другие представители Церкви в этот список не попали.

— Я не знаю, какой я занимаюсь политикой. Может быть, вы слыхали, какой игуменья Серафима занимается политикой?

— Вы же депутат горсовета…

— Депутатская должность подразумевает не столько занятие политикой, сколько занятия коммунальными проблемами, проблемами города. Именно для этого наш владыка митрополит Агафангел и благословил меня нести это очень сложное послушание.

— Скажите, разве без этого статуса, удостоверения депутатского, неужели вы, руководительница одного из крупнейших монастырей, не можете заниматься решением всех этих светских бытовых проблем, с которыми сталкивается монастырь каждый день? Что вам дает эта корочка?

— Для епархии важно представительство в таких органах местной власти. Я постоянно напоминаю, что первыми депутатами Верховного совета СССР, достаточно независимыми в годы перестройки, были Патриарх Пимен – Патриарх всей Русской Православной Церкви, митрополит Алексий Ленинградский, который потом стал патриархом, и несколько других самых высших духовных лиц.

Наш митрополит Агафангел был депутатом первого созыва Верховной Рады Украины. Именно его подпись стоит под документом – Декларацией независимости Украины. Академик Юхновский – наш национальный и патриотический деятель, побоялся поставить свою подпись, а владыка ее поставил. Поэтому это историческая, судьбоносная личность. И именно для того, чтобы Одесская епархия была представлена в таких вот городских структурах, он благословил идти на это, поверьте, тяжелое поприще.

И изнутри, заседая с другими коллегами, изучая городские проблемы, скажу, мы, люди Церкви, в городском совете не крадём, не занимаемся какими-то подковёрными делами – коррупционными и другими. Мы представляем Церковь, и вот это бремя огромной ответственности иногда так давит на плечи, что очень тяжело.

— Матушка, осенью епархия планирует участвовать в местных выборах?

— Не имею ни малейшего понятия. Мы – солдаты Церкви, что нам скажут, то мы и сделаем.

Кстати, в связи с этим хочу сказать о наших службах, спецслужбах, силовиках. Мы их очень хорошо понимаем. Мы тоже люди, которые служим, и наш долг — быть верными Родине, быть верными в Православии, в Церкви. Я очень уважаю людей с погонами особенно сейчас, когда они жертвуют своей жизнью, когда у нас где-то в городе где-то что-то взрывается, происходят террористические акты. Поэтому мы должны быть готовы к тому, что к нам придут и очень хорошо за все спросят.

Всем своим знакомым, прихожанам, всем вокруг я советую ни в коем случае не носить никакой символики, быть аккуратнее в выражении своих чувств. Потому что радикализм проник в среду священников, в среду Церкви, о чем говорит пример того батюшки, который призывал воевать за Русь Святую. Не нужно этого делать.

ВИДЕООБРАЩЕНИЕ. «Давайте всей Украиной, каждым подъездом будем тушить этот пожар...» — игуменья Серафима (Шевчик)

ОДЕСА... Коментар ігумені Серафими

Когда я увидела совершенно непонятную для меня картину поведения болельщиков недавно на киевском Республиканском стадионе, которые высыпали на футбольное поле, начали ломать, крушить там что-то – на родном своем стадионе, я ужаснулась. И поняла, что мы, наверное, все находимся у какой-то опасной черты, мы все становимся радикалами.

Недавно в Киеве прошел марш людей с нетрадиционными наклонностями. И мы все с вами наблюдали картину, когда все эти люди подвергались избиению и оскорблениям. Вот этот радикализм был окрашен в некие православные тона. Один из лидеров этих радикалов накануне марша сказал, что мы защищаем наши традиционные православные ценности.

Люди добрые, не нужно этого делать! Не нужно прикрывать грех православной риторикой. Украинская Православная Церковь еще в 2007 году решительно осудила политическое православие. Не нужно никого призывать убивать своих братьев и сестер за некую Русь, как это делал батюшка в газете! Не нужно громить участников гей-парада под предлогом защиты нравственности. Нет ничего более далекого от нравственности, чем поведение тех людей, которые так тогда поступили в Киеве.

— Очень важный вопрос: как меняются отношения УПЦ с патриархатом киевским и УАПЦ. Знаю, что буквально на днях состоялся собор автокефалистов. Для меня стало большой неожиданностью, что там присутствовали представители Московского Патриархата, и митрополит Онуфрий обратился с предложением официальным продолжить диалог с различными конфессиями. Можно ли говорить, что началось какое-то более активное движение к единению церковному и созданию единой Православной Поместной Церкви на территории Украины?

— Безусловно, УПЦ во главе с Его Блаженством, Блаженнейшим Митрополитом Онуфрием делает все для объединения и примирения людей. Блаженнейший объяснил, что те люди, которые воюют там, в т.н. республиках, это тоже наши дети, и мы должны призывать их к миру.

Те люди, которые не согласны с нами и входят в некие объединения вроде киевского патриархата, УАПЦ, также должны услышать материнский голос Церкви. Мы призываем народ к миру и единству. И, находясь в ситуации, когда война из каких-то политических кабинетов шагнула сюда, вниз, в огромные массы народа, мы всем говорим: «Церковь любит вас» — и тех, кто призывает грабить одних, и тех, кто призывает уничтожать других за их политические взгляды. Церковь молится в этой отчаянной ситуации за то, чтобы мы стали, как пишет апостол Павел, мудры, рассудительны, чтобы мы вернулись к началам любви.

Хочу вспомнить слова Блаженнейшего Митрополита Владимира, нашего великого отца и наставника: «Иначе государство, разделившееся само в себе, и дом, разделившийся сам в себе, как гласит Священное Писание, не устоит».

— Будем надеяться, что такое объединение и умение церквей вести диалог станет примером для всего расколотого украинского общества.

ігуменя Серафима (Шевчик)
Обвинения в сепаратизме
скандал в Одессе

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400
4571

0

Коментарі

Всі нові коментарі будуть відображені після проходження обов’язкової процедури модерації

Додати коментар