Логотип "Православіє в Україні"
Отримування розсилки на e-mail

Вы здесь

Парадоксы библейской археологии: фальшивые сенсации

Версия для печатиВерсия для печати

Весной 2012 года ранним утром в сквере у Золотых ворот в Киеве я ждал человека, с которым никогда не встречался, но был знаком заочно, в основном, по книгам, которые вышли из под его пера. Причем инициатором этой встречи он был сам, найдя мой телефон через, как оказалось, общих друзей.

Шокирующее известие

Спешащий, коренастый, низкорослый шестидесятилетний человек, который появился на алее, выделялся от всех остальных прохожих. Его окружали и также динамично двигались к хлопающим во все стороны дверям метрополитена наши киевляне, но смуглый, насыщенный загар, стиль одежды — все это подчеркивало его «иностранность». Такой типаж естественней увидеть на улицах Иерусалима, чем здесь, в родном Киеве.

Итак, на горизонте, среди цветущих каштанов появился человек, которого я ждал. Это был самый известный в мире израильский публицист Исраэль Шамир — в прошлом израильский спецназовец, военный корресподент, тончайший знаток иудаизма...

Во время знакомства Исраэль Шамир представился также и своим новым именем, полученным в святом Крещении — Адам.

Наша беседа проходила вокруг его последних научных исследований корпуса ветхозаветных книг Священного Писания. В частности, Исраэль Шамир работал над восстановлением древнееврейского текста согласно своего авторского исправления соответствия книг Писания со Славянской Елизаветинской Библией, появившейся в 1751 году. Причем эту работу мой новый знакомый осуществлял, заручившись благословением своего духовника.

Мне лично эта идея показалась странной и даже дерзкой — исправлять оригинал по вторичному переводу, даже не по греческому, а по переводу с греческого на церковнославянский?.. По мнению самого Исраэля Шамира, любой перевод несет двойную нагрузку культур, оригинала и перевода, а поэтому и сам перевод необходимо привести в соответсвие к первоначальному тексту. Исраэль-Адам мне даже продемонстрировал здесь же в парке на своем iBook первые наработки — переведенную на иврит книгу Бытия.

Во время нашей беседы я упомянул, что занимаюсь расшифровкой и переводом внебиблейских эпиграфических памятников периода Первого Храма (X-VI вв. до Р. Х.). К моменту нашей встречи я как раз завершил исследовательскую работу вокруг Стелы из Тель-Дан. Она важна для библеистики тем, что это первый внебиблейский археологический артефакт, в котором царь Давид, точнее, его правящая династия «дом Давида» в Иудее, упоминается как реально существовавшая в Святой Земле, причем это упоминание зафиксировано от имени, как предполагают многие исследователи, библейского царя Дамаска Азаила!

Стела из Тель-Дан

Внимательно меня выслушав, мой собеседник неожиданно возразил, что я чуть ли не напрасно трачу время, так как в научных кругах Израиля этот памятник — Стела из Тель-Дан — признан современной подделкой! Для меня эта информация была такой же сенсацией, как и в свое время была сенсацией для мира библейской археологии и для самого Авраама Бирана[1] обнаружение этого памятника.

Конечно, этот разговор был подобен «холодному душу». Понятно, что полученная информация заняла все мое «личное пространство». Но позднее, разобравшись, я понял, что произошло.

История Стелы царя Иоаса

К моменту нашей встречи, действительно, в Израиле был завершен судебный процесс, связанный с целой серией фальсификаций археологических артефактов. И одним из центральных памятников, который фигурировал в этом процессе, была Стела царя Иоаса. По всей видимости, благодаря израильским СМИ, которые широко освящали это разбирательство, мой собеседник, особо не вдаваясь в подробности, сделал вывод, который до официального разрешения «раскручивали» библейские минималисты: все археологические находки последнего времени, подтверждающие исторические реалии библейского контекста — подделка.

Стела царя Иоаса

Дело в том, что в самом Израиле в последнее время все чаще стали звучать гипотезы о переоценке библейской истории. Мало того, эти идеи нашли своих последователей и среди израильских ученых. Так, историки из Тель-Авивского университета, именуемые минималистами, во главе с Исраэлем Финкильштейном и Зэевом Герцогом заявили изумленной общественности, что, оказывается, Объединенного израильского царства Давида и Соломона в природе никогда не существовало, что это всего лишь «историософская выдумка», не подтвержденная никакими доказательствами!

Участвуя в археологических работах, наверное, самого масштабного (когда я впервые сюда попал, было такое ощущение, что нахожусь в кинопавильоне во время съемок фильма) в Израиле раскопа «Ханион Гивати» под руководством Дорона Бен Ами и Яны Чехановец, я обращал внимание на то, что здесь, в Иерусалиме, среди стратиграфических слоев нет ничего, что бы нам могло сообщить о временах монархов Давида и Соломона. Этого культурного слоя просто нет. Он «сбрит» более поздними постройками. Есть Иерусалим более ранний, есть более поздний, а вот культурного слоя X в. до Р.Х. нет — он просто отсутствует.

И когда в июне 2001 года мир библеистики и археологии облетело сообщение, что в распоряжение ученых попал уникальный памятник с надписью, выполненной на древнееврейском языке финикийскими буквами, это было настоящим чудом! Ведь текст эпиграфического памятника сообщал о проведении реставрационных работ в Иерусалимском Храме при царе Иоасе! Сам царь Иоас, согласно библейскому контексту, был сыном иудейского царя Охозии, царствовашего в Иудее с 840 по 801 г. до Р.Х.

Можно сказать, что новооткрытый памятник был в историческом согласовании со Стелой из Тель-Дан, которую я исследовал к моменту нашей встречи с Исраэлем Шамиром. Ведь в памятнике, который я расшифровывал, речь шла как раз об убийстве Азаилом монарха из дома Давида Охозии — царственного папы Иоаса. Только благодаря тете Иосавеф маленького наследника, годовалого Иоаса, удалось спасти от преследования бабушки Гофолии (дочери Иезавели), которая пыталась убить всех представителей царского рода. Воцарившись в Иудее в возрасте семи лет, царь Иоас, согласно тексту Библии, восстановил царственный «дом царя Давида».

В Стеле царя Иоаса, которая приковала внимание всего научного мира, речь также шла о реконструкционных работах, которые должны были обновить Иерусалимский Храм.

В чем заключалась уникальность памятника, упоминавшего царя Иоаса?

Текст новообретенной Стелы фактически дублировал Священное Писание. «Я, Иоас, сын Охозии, царь земли Иудиной, когда исполнена была клятва каждого на земле отмерить щедро серебра в священный дар... Я восстановил строение и исправил повреждения в Храме и на стенах вокруг», — гласил текст Стелы царя Иосии.

В 4 книге Царств в 12 главе действительно описывается сбор средств, инициированный царем Иоасом: «И сказал Иоас священникам: все серебро посвящаемое, которое приносят в дом Господень, серебро от приходящих, серебро, вносимое за каждую душу по оценке, все серебро, сколько кому приходит на сердце принести в дом Господень, пусть берут священники себе, каждый от своего знакомого, и пусть исправляют они поврежжденное в Храме, везде, где найдется повреждение» (4 Цар. 12: 4-5).

Примечательно, что иудейский царь Иоас жил спустя приблизительно 100 лет после смерти царя Соломона, построившего Храм в Иерусалиме.

В распоряжение научного мира попал поистине уникальный внебиблейский артефакт, подтверждающий не только библейское повествование, но и существование Иерусалимского Храма и монаршей особы — царя Иоаса, прямого наследника царя Давида! Выводы, которые были сделаны после первых исследований памятника, бросали серьезный вызов вышеупомянутым минималистам, которые утверждали, что исторические книги Библии — это искусственная история Святой Земли. А герои этой истории — царь Давид, царь Соломон и многие другие — всего лишь легендарные, реально не существовавшие личности, как и само Объединенное израильское царство.

В 2003-м подлинность Стелы царя Иоаса была признана

Но помимо прочтения текста памятника для подтверждения его подлинности необходимо было провести соответствующую экспертизу для установления подлинности артефакта.

В первую очередь, ученые занялись исследованием патины — тонкого слоя, который формируется на поверхности археологического артефакта путем взаимодействия химических веществ в воздухе или почве с минералами самого камня. Положительный результат не заставил себя ждать: патина покрывала равномерно в 1 мл всю лицевую часть Стелы и углубления вырезанных в камне букв, что подтверждало древность надписи. Но насколько древняя была надпись?

Сам камень датировать невозможно, но при исследовании Стелы в составе патины были обнаружены частицы древесного угля, которые поддаются углеродному анализу. После соответствующих лабораторных исследований было установлено, что частицам 2300 лет! Следовательно, вырезанный в камне текст ещё старше! Внимание ученых также приковало то, что в составе патины помимо фрагментов древесного угля находились мельчайшие частицы золота! Фактически это является подтверждением того, что Стела царя Иоаса находилась в периметре Иерусалимского Храма, украшенного, согласно библейскому тексту, золотом и оттделанного ливанским кедром, а наличие частиц угля и золота в патине подтверждало пожары, которые неоднократно переживал Храм.

В январе 2003 года памятник Стела царя Иоаса официально был признан подлинным.

Первые сомнения…

Примечательно, что владелец данного памятника продолжал сохранять анонимность, даже после того, когда артефакт был предложен для покупки Музею Израиля в Иерусалиме. И не только цена в 4 млн. долларов США, но сам научный подход, который требует проследить «историю» памятника от момента обнаружения, пребывания в частной коллекции, до его экспозиции в музее заставили директора Джеймса Шнайдера задать посредникам перед покупкой артефакта вопрос о месте и обстоятельствах обнаружения Стелы. Всякую важную археологическую находку следует, прежде всего, надежно датировать и знание обстоятельств и места ее обнаружения в этом плане совершенно неоценимо.

Прозвучало что-то невнятное о том, что Стела была обнаружена среди строительного мусора, вывозимого с Храмовой горы.

Надо отметить, что сегодня на Храмовой горе не проводятся никакие раскопки, они просто невозможны, а любая мало-мальская археологическая активность вызывает мгновенный протест, далекий от науки, со стороны арабов не только в Израиле, но и за его пределами. Мусор, о котором упомянули посредники, действительно вывозился с Храмовой горы целыми тоннами — мусульманские власти, несмотря на скандал по этому поводу, продолжали вывозить почву из достроенных в иродианский период сводов, расширяя пространство подземной мечети.

Именно израильскому археологу Габи Баркаи принадлежит идея просеять горы вывезенного мусульманами грунта. В результате досконального исследования мусора были обнаружены многие замечательные вещи. Но для нас более интересной будет информация о том, что самому Габи Баркаи не было ничего известно о предложенной Музею Израиля Стеле, которая якобы была обнаружена среди мусора, вывозимого с Храмовой горы.

Удивлению дирекции музея не было предела, когда оказалось, что посредник вместе с уникальным артефактом просто исчез после заявленного желания Музея Израиля провести самостоятельно свою независимую экспертизу.

В 1985 году при Департаменте древностей государства Израиль были созданы силовые подразделения, в задачу которых входит противодействие «черным археологам». Этот орган хорошо оснащен передовым оборудованием, имеет свою разведку и действует в тесной связи с палестинскими, египетскими и иорданскими правоохранительными органами. Ему удалось предотвратить разграбление очень многих археологических объектов, задержать и передать в руки следствию похитителей древностей и их заказчиков.

Именно это подразделение и занялось поисками посредника с исчезнувшей эпиграфической реликвией.

Даже при том, что не было никаких улик, все же на след посредника удалось выйти даже спустя более девяти месяцев. Во время собеседования посредник указал на Одеда Голана, который и нанял его.

Известный Одед Голан

Одед Голан — человек довольно известный в кругах любителей древностей. Ему принадлежит самая большая в Израиле частная коллекция археологических артефактов.

В прошлом Одед Голан — тель-авивский инженер, работал также туристическим агентом и гидом (Египет, Япония, Сингапур). Ему чуть больше 50-ти, он неженат, бездетен. Является владельцем двух маленьких фирм, ему также принадлежит издательство «Голан».

Древностями начал интересоваться ещё в детстве, уже в 11 лет участвовал в раскопках Масады, где ему покровительствовал Игаль Ядин. В 16 лет начал собирать древнюю керамику, скупая ее у арабских торговцев в Старом городе в Иерусалиме. Многие в Израиле считают Одеда Голана «гениальным» знатоком археологии.

Во время первых контактов со следствием Одед Голан сообщил, что Стела царя Иоаса попала к нему ещё в 1999 году от одного палестинского араба, который обратился с просьбой о помощи в её продаже. Где в данный момент находится Стела, О.Голан не смог ответить, сославшись на то, что недавно ему стало известно, что владелец памятника, вышеупомянутый палестинец, умер, а где живет его вдова в Палестинской Автономии, ему неизвестно.

Следствию удалось все-таки получить от О.Голана какую-никакую положительную информацию: со слов палестинского владельца, памятник был обнаружен на мусульманском кладбище, у восточной стены Храмовой горы — значит, есть надежда, что камень с эпиграфической надписью все-таки имеет прямое отношение к истории Храма.

Но сама Стела царя Иоаса полностью исчезла из поля зрения детективов.

Псевдогробница псевдоИакова

«יעקו בר יוסף אחוי דישוע»

Параллельно с этими событиями мир археологии потрясла новая сенсация: обнаружен материальный свидетель евангельской истории — оссуарий (костница) брата Господня Иакова, первого епископа Иерусалима, автора соборного послания из корпуса новозаветных книг! Эпиграфическая надпись на оссуарии сообщала: יעקו בר יוסף אחוי דישוע — Иаков, сын Иосифа, брат Иисуса. Фактически это было первым внеевангельским упоминанием на археологическом памятнике имени Спасителя!

Оссуарий уже начал свое триумфальное шествие по самым известным музеям мира, но каково было удивление следственной группы Департамента древностей Израиля, когда оказалось, что владельцем этого уникального памятника является их соотечественник, все тот же Одед Голан.

 Невероятно: к обоим сенсационным артефактам имел отношение один и тот же человек! Что это? Невероятная удача или здесь что-то не так?

Было принято решение провести обыск в доме и принадлежащей недвижимости Одеда Голана. И, как оказалось, красивая история об умершем палестинце — владельце Стелы царя Иоаса и его супруге-вдове — новой хозяйке памятника, живущей в Палестинской Автономии, рассыпалась. Стела находилась в доме у коллекционера!

История об обретении оссуария, по всей видимости, тоже заготовленная накануне, выглядела не менее привлекательной. Согласно рассказу Одеда Голана, оссуарий он приобрел за 200 долларов США в одной из лавок древностей Старого города в Иерусалиме, в какой точно не помнит, так как это было то ли в конце 70-х, то ли в начале 80-х гг. ХХ века. И не придал бы значение артефакту, если бы не помощь в расшифровке и переводе с арамейского его друга профессора Сорбоны Андрэ Лемера, который впервые и прочитал уникальную надпись. Примечательно, что сам О.Голан скрыл от следствия, что застраховал перед отправкой на выставку в Королевский музей Онтарио в Торонто (Канаду) оссуарий на 1млн. долларов США.

После кропотливого исследования оссуария ведущими археологами Израиля был вынесен вердикт: оссуарий подлинный! Но палеографов заинтересовала надпись.

Действительно, оссуарии всегда надписывались, в первую очередь для совершения заупокойных молитв над прахом умершего. Исследователь скальных захоронений в окрестностях Иерусалима Л. Рамани обращал внимание на то, что надписания имен, дат, молитвенных обращений делались, как правило, собственноручно родственниками умерших, а не в специальных мастерских. По характеру и качеству надписи можно судить не столько о социальном статусе покойного, сколько о социальном статусе и грамотности его близких.

Что касается имен, упоминаемых на стенке оссуария Иакова (Иаков, Иосэф и Иешуа), то именно эти имена довольно широко использовались жителями Святой Земли на рубеже эр. И если формулировка «Такой-то сын такого-то» встречалась в эпиграфике, то вариант, зафиксированный на оссуарии, был сенсационен: никогда и никто на оссуариях не указывал, кто кому приходился братом. Кто-то очень постарался, чтобы современный читатель надписи понял, сыном какого Иосифа является погребенный в представленном оссуарии. Такое впечатление, что надпись сделана, буквально предупреждая споры об историчности Христа и всего евангельского повествования, не во времена Иакова, а нашими современниками, в расчете на нас же!

На сегодняшний день самым глубоким и основательным можно считать анализ надписи на оссуарии Иакова, проделанный специалистом по системам письма эллинистического времени Рэйчел Альтман.

По её мнению, надпись сделана в два этапа людьми разного социального происхождения.

Первая часть («Иаков, сын Иосифа»), по всей видимости, вырезана рукой хорошо образованного человека. Причем некоторые буквы еврейского квадратного шрифта, такие как ק [kuf] и ף [pey sofit] имеют клиновидные завершения, характерные для официальных, государственных документов. В неофициальном памятнике, каким является оссуарий, такие черты обличают немалые притязания семьи усопшего.

Р.Альтман довольно смело предположила, что в оссуарии покоились останки старшего сына купца-нувориша во втором поколении, торговавшего между Иерусалимом и Александрией.

Вторая часть надписи («брат Иисуса») использует арамейский шрифт, характерный для сельской местности, включающий римские заглавные буквы и буквы александрийско-римского греческого унциала. Создается впечатление, что резчик, будучи грамотным человеком, не был знаком с арамейским и еврейским языком. По мнению Р.Альтман, второй фрагмент надписи — конгломерат несвязных графем, очень нестройного рисунка. По всей видимости, за образец были взяты надписи на других оссуариях, причем их язык не был знаком мастеру, делавшему эту надпись. Также отличительной чертой второй части является отсутствие клиновидных завершений букв.

Подозрения в фальсификации продолжали подтверждаться

Параллельно палеографы начали исследовать и Стелу царя Иоаса. Возвышенный, элегантный стиль надписи был красив, и многие филологи признавали, что эту «библейскую надпись приятно читать».

Но специалист по древнееврейской эпиграфики Виктор Гурвиц обратил внимание на один анахронизм, встречающийся в надписи. Это глагол qdb - בדק [bedek] из ключевой фразы: «И исправил (повреждения) Храма» — tybh qdb - בדק הבית [bedek ha-bayt]. Примечательно, что во времена Первого Храма этот глагол был антонимом по отношению к его значению в современном иврите. В древности глагол בדק [bedek] означал «разрушил». Получается, если прочитать эту надпись в контексте правил древнееврейского языка периода Первого Храма, царь Иоас с гордостью констатировал, что он «разрушил Храм»?!

В случаях обоих памятников были допущены ошибки в эпиграфических контекстах, не сочетающиеся с традициями и филологическими правилами эпохи, к которым искусственно возводились эти артефакты!

А как же патина, покрывающая равномерно поверхность с надписью как и на оссуарии, так и на Стеле царя Иоаса?

Примечательно, что при посещении следственной группой дома О.Голана были обнаружены не только заготовки для подделки других артефактов (печатей, бул, монет), мастерская со множеством инструментов для гравировки, но и целая лаборатория с контейнерами, где находилась иерусалимская почва с Храмовой горы. Именно она и использовалась в химическом составе патины для того, чтобы подтвердить нахождение артефактов в периметре Иерусалимского Храма.

Надо отметить, что после подозрения в фальсификации памятников был взят для исследования фрагмент с задней стороны Стелы, ведь до этого подробно изучалась патина только с лицевой стороны, где находилась надпись. Удивлению не было предела, когда оказалось, что вместо ожидаемой основы патины — карбоната кальция, образование которой действительно характерно для Иерусалима и его окрестностей, ученые обнаружили в составе патины кварц — а такой элемент вряд ли мог содержаться в патине, сформировавшейся на Храмовой горе!

Странно было для древней надписи и то, что когда вычистили от патины углубления букв, обнажились следы механических инструментов! Мало того, патина, извлеченная из букв, содержала частицы морских окаменнелостей!

После повторных исследований химического состава патины ученые пришли к заключению, что при искусственном создании патины в её состав были добавлены фрагменты древесного угля, золотая пыль и мел. Именно последний обеспечивал содержание карбоната кальция, но именно эта деталь и объяснила, откуда в буквах Стелы царя Иоаса появились морские окаменелости!

Как украсть миллион?

Волей-неволей вспоминается замечательный фильм «Как украсть миллион» (1966), действия которого происходят в Париже. Молодая девушка Николь Боне (Одри Хепберн), дочь миллионера, промышляющего подделкой произведений искусства, организовывает вместе со своим подельником (Питер О`Тул) кражу из музея «Клебер Лафайет» одного из «шедевров» отца девушки Шарля Боне (Хью Гриффит), чтобы спасти его от разоблачения. В самом начале фильма Шарль Боне (папа) берет из рук дочери тарелку с приготовленным составом для старения «шедевров» Ван Гога с такими словами: «Моя грунтовка! Вернее, не моя, а самого Ван Гога или кого-то из его учеников. Я её собственноручно соскоблил со старых холстов XIX века. На это уходят недели, но без этого нет аромата подлинности». Фактически, вот вам рецепт создания «древностей» в домашних условиях.

Вообще весь фильм наполнен уникальными цитатами, которые помогают понять «озабоченность» создателей фальшивых реликвий: «За всю свою жизнь Ван Гог продал всего лишь одну картину, а твой отец для увековечивания его трагического гения продал уже… две!»

Перед экспертизой, которая может разоблачить искусственный шедевр — «Венеру» якобы Челлини, мастер подделки Шарль Боне восклицает: «Воистину мы живем в обществе потребления без веры и идеалов

Сюжет фильма перекликается с реальным маэстро создания фальшивых древностей, жившем в XIX веке — Моисеем Вильгельмом Шапирой, крещенным польским евреем, многие годы занимавшемся торговлей древностей в Иерусалиме. Именно он снабжал библиотеки Берлина и Лондона ценными древнееврейскими текстами, происходящими, главным образом, из Йемена. Но репутация его была испорчена продажей Берлинскому музею «моавских идолов» — возмутительно грубой подделки, которую разоблачил Шарль Клермон-Ганно, сумевший проследить путь подделки от места изготовления в мастерской Шапиры до Берлина.

Как и у Шарля Боне, героя фильма, так и у Моисея Шапиры, была дочь, знавшая, чем промышляет отец. И к настоящему времени принято думать, что дочь Шапиры нисколько не сомневалась в правоте оппонентов, обличавших отца в изготовлении археологических артефактов. Может быть, они и послужили своего родом прототипом при создании сценария фильма? Но интересным является факт, что в своей книге «Юная дочь Иерусалима», изданной в 1914 г. в Иерусалиме, подписанной псевдонимом Мириам Харри, дочь Шапиры ни разу не обмолвилась об отце как о фальсификаторе древностей, в отличие от героини фильма Николь Боне, прилагавшей все усилия, для того чтобы родитель остановился в масштабной лжи.

Надо отметить, что археология как таковая родилась в эпоху Возрождения из интереса к красивым вещам — римским, греческим и т.д. Древности скупали, особо не интересуясь историческим контекстом, как частные владельцы коллекций, так и известные музеи мира. Причем покупатели артефактов не скупились выкладывать целые состояния. Именно это и подтолкнуло настоящих мастеров своего дела к созданию фальшивых древностей. Как здесь не вспомнить одну из реплик Шарля Боне: «Мои клиенты — миллионеры, они хотят шедевры — и они их получают…»

Джовани Бастиани, братья Энрико и Пьер Пенелли, Альфред Фиорованти, братья Риккарди, иконописец из Иерусалима араб Селим, одесский ювелир Израиль Рухомский, Альчео Дюссен, Йосеф Ауэр, Франческо Кремонезе, Мальскат и многие другие, имевшие не только свои мастерские, но целые школы учеников. Благодаря их искусным произведениям, прошедших не одну экспертизу и не оставивших подчас после исследования у ведущих специалистов своего времени и тени сомнений, украшают сегодня ведущие музеи мира.

Финал «Дела Голана»

Но вернемся к Одеду Голану.

В 2004 году ему было предъявлено первоначальное обвинение в том, что он передал оссуарий в Королевский музей Онтарио в Торонто без должного оформления документов. В 1978 году в Израиле был принят Закон о древностях, по которому все древности, извлеченные из израильских раскопов, являются «национальным достоянием». Их можно продавать только внутри страны и нельзя вывозить без специального разрешения. А если О.Голан, по его же показаниям, приобрел оссуарий позже этого времени, он виновен в контрабанде артефакта.

Кроме того, О. Голану предъявили обвинение в подделке и торговле крадеными предметами. Процесс начался в 2005 году и завершился только в марте 2012 года. Состоялось свыше сотни слушаний с привлечением десятков лучших специалистов со всего мира, протоколы которых отпечатаны на 12-ти тысячах страниц...

В апреле 2012 года был оглашен удивительный приговор: Одеда Голана по главному обвинению оправдать за недостаточностью улик! Примечательно, что заключение судьи Аарона Фаркаша звучит весьма двойственно: с одной стороны, подделка надписи бездоказательна, с другой – нет подтверждений, что она является подлинной. На Одеде Голане остались лишь обвинения в незаконной торговле антиквариатом, что грозит ему штрафом.

Когда я созвонился со своей знакомой в Иерусалиме Яной Чехановец, известным израильским археологом, ведущей раскопки в «Граде Давидовом» (Ханион Гивати), с целью узнать о разрешении дела О.Голана, она скромно ответила: «У Одеда Голана были очень хорошие адвокаты…»

Кстати, канал ВВС провел свое расследование, в результате чего появился прекрасный документальный фильм «King Solomon`s Tablet of Stone» (Скрижали царя Соломона, 2004), снятый на основании свидетельств всех участников как научного исследования, так и следственной группы в разрешении этого процесса, связанного с фальсификацией археологических артефактов.

Разочарование или прививка от грядущих подлогов?

Можете представить, какое ликование было в рядах минималистов при огласке в фальсификации как Стелы царя Иоаса, так и оссуария, в котором якобы был погребен апостол Иаков.

Но это не повод для огорчения... В своем недавнем интервью археолог профессор Эрик Кляйн подчеркнул: «Цель библейской археологии не состоит в том, чтобы доказать или опровергнуть данные Библии. Археологи должны заниматься изучением культуры и истории Святой Земли, которая существовала на самом деле».

У общественности наблюдается мало относящийся к науке интерес, связанный с поисками Вавилонской башни, Ноева Ковчега, масштабов Потопа, библейских городов Содома и Гоморы, Ковчега Завета и т.д. В поисках этих библейских мест выкопаны и просеяны тонны почвы, на описание экспедиций израсходованы килограммы бумаги и уйма времени. Но вряд ли можно однозначно заявить, что об этих библейских диковинках нам известно всё. Мало того, выводы даже не заинтересуют представителей настоящей классической археологии и вряд ли будут удостоены внимания серьезных ученых.

Достаточно вспомнить недавнюю сенсацию — «Евангелие от Иуды». Сколько было поднято шума вокруг этого памятника! Вновь, как в «старые добрые времена», заговорили о фальсификации христианства, о сознательном искажении церковниками истории и т.д. Одновременно с книгами Дена Брауна вновь была занесена рука околонаучных детективов на самые сакральные для многих миллионов христиан вещи.

И именно церковные археологи и библеисты встали на защиту подлинности этого древнего текстового документа. Нам достоверно известно, что этот памятник был создан во II в. по Р.Х. в среде гностиков. Надо отметить, что его упоминают наши святые отцы, описывая секты, исповедующие гностическую доктрину (например, святой Ириней Лионский), а это значит, что «Евангелие от Иуды» было известно Церкви. Мало того, этот памятник помог науке представить гностическое мировозрение той группы сектантов, в среде которой появился этот текст.

Если же говорить об археологических находках, которые крайне волнуют серьезных ученых, но оставляют равнодушными широкую общественность, так это те древности (керамика, фрагменты строений, предметы быта библейской эпохи), которые добывают из глубин стратиграфических слоев археологи почти ежедневно. А подлинная, лишенная псевдосенсаций археология — наука не такая динамичная, как хотелось бы некоторым. От обнаружения археологического артефакта до его интерпретации проходят иногда годы, а подчас десятилетия. Спешка в археологии, а тем более библейской, опасна!

Можно сказать, что у настоящих ученых-археологов с жаждущей сенсаций общественностью разные интересы и разные мотивы к сенсациям. Благодаря научной археологии нам очень много стало известно о жизни людей библейской эпохи. Мы знаем многие детали быта, знаем, по какому календарю они жили, как погребали своих усопших, как добывали и сохраняли воду для себя и домашних животных, и многое, многое другое. Для обсуждения деталей, которые просто не интересны обывателю, созываются целые конференции и симпозиумы. Только поэтому наличие среди открытий как прошлого, так и настоящего времени подделок археологических артефактов ни в коем случае не является помехой.

Конечно же, это расстраивает, и, наверное, больший удар наносится сознанию тех, кто успел привязаться к мысли о том, что тот или иной предмет старины может гарантировать истинность библейского повествования.

Именно поэтому необходимо беспристрастное отношение археолога к исследованию артефактов и данных раскопок, так как только такое отношение к предмету будет более объективным и убедительным, соответствуя реальному историческому прошлому этого региона — Святой Земли.

Текст публикуется в авторской редакции. Ранее был опубликован в журнале «Отрок.ua»




[1]    Авраам Биран (1909-2008) израильский археолог, возглавлявший экспедицию в библейском Дане, где в два этапа в 1993 и в 1994 гг. был обнаружен эпиграфический памятник, состоящий из двух фрагментов «В 1» и «В 2».

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400
6040

0

Коментарі

Всі нові коментарі будуть відображені після проходження обов’язкової процедури модерації

Додати коментар