Логотип "Православіє в Україні"
Отримування розсилки на e-mail

Вы здесь

Памяти архимандрита Лонгина (Чернухи): 40 дней со дня гибели. Воспоминания…

Версия для печатиВерсия для печати
13 вересня 2013 | Постать

Он был тонко чувствующей творческой личностью, неутомимым проповедником. Он нес слово Божие всем — взрослым и детям. Батюшка выполнял свою просветительскую миссию с амвона в храме, в воскресной школе, в духовной семинарии и академии, со страниц газет и журналов, по радио, с экрана телевизора.

15 сентября – 40 дней со дня трагической гибели нашего батюшки – отца Лонгина.

Архимандрит Лонгин (Чернуха)

Протоиерей Андрей Ткачев, настоятель храма во имя прп. Агапита Печерского (г. Киев):

протоиерей Андрей ТкачевМы познакомились с отцом Лонгином в день моего приезда на учебу в Киевскую духовную семинарию. Я приехал ранним поездом, мне показали мою келию и койку. Виталий, так его тогда звали, был один, когда я вошел. Он был первым, с кем я познакомился.

Он поступил после педагогического техникума; я был после армии, имея незаконченное высшее. Так сложилось, что мы и еще четыре-пять человек общались очень тесно.

Он был человек благочестивый, заинтересованный. Очень любил учебу, любил духовные беседы. В первый год мы много времени проводили в духовных беседах. Потом я два курса закончил экстерном, женился раньше других, принял сан и уже служил, так что приезжать в семинарию стал только на сессии.

Наши студенческие годы — это было время бедное. Ректор говорил, что пока мы находимся за учебной партой, то можем работать. Поскольку отец Лонгин имел талант в общении с детьми и педагогическое образование, то, конечно же, он занимался проповедничеством в школах.

Вопрос проповедничества нас очень тревожил. «Надо обязательно учить людей, общаться, благовествовать», — считали мы. У нас была идея знакомиться со студентами светских вузов, чтобы молодежь открывала для себя Церковь и веру. <...>

Каждый из нас хотел набраться как можно больше знаний и стать хорошим священником. Это желание у отца Лонгина оставалось и дальше. Знаете, очень многие студенты быстро устают, становятся скептиками, циниками, теряют первый огонь. Это становится видно через 15–20 лет, когда бывшего юношу с огненным взором видишь располневшим, уставшим, раздраженным дядькой, который не знает, как жить дальше. А у него этот огонь сохранялся.

Мне всегда казалось, что он больше расположен к семейной жизни, чем к монашеству. Отец Лонгин был человеком душевным, очень любил детей. Я помню то время, когда перед ним стоял выбор — монашество или семья. Он подходил к этому вопросу с некоторым колебанием. Впоследствии стал ревностным монахом, был из тех людей, которые старались честно монашествовать.

Отец Лонгин был очень собран, открыт к людям, общителен.

Когда я переехал в Киев, наша дружба возобновилась. Мы нечасто встречались, потому что каждый был занят своими заботами, своим послушанием.

Мы сохраняли с ним теплоту общения, понимали друг друга во многом: в жизни, в ситуации с Церковью, в духовных вопросах.

Сколько я его знаю, он много читал. Если мы встречались, то не говорили о политике, о грязных церковных сплетнях — ни о чем таком, что могло бы заполнить пустоту... пустотой. А всегда говорили о новых прочитанных книгах, о том, как достучаться до людей, кто о чем мечтает, кто чего дерзает. Общение с ним всегда было качественным и полезным.

Когда я бывал в Лавре, то всегда заходил к нему. Наши встречи были радостными. Мы, как правило, садились поговорить на часик-два. Иногда получалось помолиться вместе. В наши дни нечасто получается с кем-то помолиться. Вот с ним это получалось.

Это огромная утрата. Весть о гибели была для нас как шоковая терапия, как холодный душ. Мы видим, что лучшие уходят раньше. А те, кто остается, втягивают головы в плечи: «Как же так? Что нам-то теперь делать, если лучшие уходят вот так внезапно?»...

Я надеюсь, что эта катастрофа открыла ему двери в Царствие Небесное.

Екатерина Дятлова, сурдопереводчик:

Екатерина Дятлова, сурдопереводчикС отцом Лонгином мы хранили дружеские отношения на протяжении 18 лет. Познакомились во время экскурсии по Лавре. Из 30 наших студентов пришли только я со знакомой. Экскурсовод — Виталий Чернуха, тогда еще студент КДС, а в будущем — архимандрит Лонгин. Он не расстроился, что большинство предпочло подготовку к завтрашнему экзамену. Рассказывал так, как будто в Лавре все для него родное, а православная вера — неотъемлемая часть жизни каждого человека. Наша экскурсия плавно перешла в теплое общение. А экзамен я потом хорошо сдала.

Впоследствии, когда я посещала собрания протестантской общины, именно аргументы отца Лонгина стали решающими в выборе мною православной веры. Через некоторое время он пригласил меня обучаться в воскресную школу при Лавре, потом — преподавать «Основы христианской этики» в младших классах общеобразовательной школы. Сам он преподавал там же в старших классах. Было это в конце 1990-х. Не было тогда еще интернета и пособий. Батюшка помогал составлять программу уроков.

С детьми я общалась по примеру отца Лонгина — говорить о том, что близко современным детям, анализируя фильмы, классические рассказы, сказки, песни. Часть урока посвящали творчеству. Однажды говорю: «Не могу придумать творческую работу с малышами к пасхальному уроку». А он: «Ты с ними писанки делала, а теперь сделай подставки к ним». Садится и просто рисует. «Здесь вырежьте, тут раскрасьте, там подклейте». За две минуты все готово. Из него просто струились идеи, только записывай.

Я всегда знала: обо всем, что у меня не будет получаться, можно спросить у отца Лонгина. Только, зная его занятость, старалась обращаться в крайних случаях. <...>

Отец Лонгин был одаренным во многом. Прекрасно рисовал, пел, обладал даром слова. Если бы он задался целью развивать свои дары в миру, уверена, стал бы знаменитым художником, литератором или музыкантом. Но он выбрал монашество, отдавая себя Богу и людям полностью. Свои дары прилагал в педагогической деятельности. Созданное им пособие «Основы христианской этики» сегодня служит хорошим подспорьем для православных педагогов.

Одним из главных качеств отца Лонгина было желание помогать другим. Он был чутким и внимательным. Когда у близких мне людей возникали трудные ситуации и была необходима помощь священника, всегда советовала идти к батюшке Лонгину. <...>

К нашему дорогому батюшке влекла людей его жизнерадостность. Он старался находить во всем хорошее. Когда спрашивали совет, никогда не был категоричен, ценил выбор самого человека. Только в вопросах веры не было у него компромиссов. Однажды слышала, как он резко сказал: «Вы говорите ересь!».

Помогал батюшка не только советом и молитвой. Когда мой малыш лежал в реанимации, он позвонил: «У вас, наверно, деньги рекой уходят. Мы тут вам копеечку собрали». Тогда его помощь оказалась нам жизненно необходима…

В последние годы мы редко виделись. Иногда он навещал нас. Каждый раз это было ярким и радостным событием посреди однообразных будней нашей многодетной семьи…

Знакомство с отцом Лонгином я всегда считала даром Божиим, его дружбу — огромной ценностью. При последней нашей встрече он мне сказал: «Знаешь, так хорошо, когда служишь Литургию и обращаешься к Богу от нас, не только от себя лично. Мы — все вместе».

Марина Бурдейная, выпускающий редактор «Церковной православной газеты»:

Марина БурдейнаяНевозможно смириться с такой огромной утратой! Неутихающая боль… Он находил время на все и на всех. Пять лет назад я пришла работать в редакцию «ЦПГ», сразу после школьной скамьи. Смело могу сказать, что отец Лонгин и возглавляемый им коллектив научили меня и жизни, и издательскому делу. Спасибо ему за веру в меня. Сейчас я выпускающий редактор осиротевшей с 7 августа «Церковной православной газеты».

Батюшка искренне радовался, поздравляя меня с поступлением в Киевский политех, а моя курсовая «Особенности редактирования православной периодики» — да мы ее вместе написали! Он много помогал мне в развитии моей университетской темы, ведь она ему очень близка и знакома — это была его и наша работа. Мой диплом об окончании «КПИ», нет — НАШ диплом!..

Земной поклон и вечная, светлая Вам память, дорогой отец Лонгин!

Юлия Коминко, ответственный редактор интернет-издания «Православие в Украине»:

Юлия КоминкоОтец Лонгин был совершенно потрясающим человеком, причем раскрывался гораздо больше даже не с рабочей стороны. Он замечательно пел, искренне любил детей, которые буквально висели на нем и ходили за ним гурьбой.

Я помню, как мы возвращались с очередного фестиваля православных СМИ, и по дороге он с моей дочкой играл в «молчанки». Для моего ребенка после этого отец Лонгин стал одним из самых любимых батюшек…

В нем было море добра и жила всепокрывающая любовь. Это был настоящий монах, который так любил монашество, что самим образом своим был способен зажечь эту любовь и в других.

Отец Лонгин очень любил свой монастырь — Киево-Печерскую Лавру. Говорил, что он обрел там семью. А еще мне не то что хочется считать, я точно знаю, что мы, всем нашим информационно-просветительским отделом, тоже были одной семьей. Мы часто виделись, все время общались, тесно работали. Для всех нас это действительно была семья.

Ощущение после ухода отца Лонгина — это не скорбь. Мы все хотим к Богу, и каждый из нас надеется на достойную кончину. Нет скорби, нет ропота, однако все равно не веришь в случившееся. Не укладывается в голове.

Я доверяю Богу и всему, что Он делает. Ему виднее. Но просто не верится… На душе сиротливо. Жалко себя, жалко всех нас, оставшихся без него. Жалко, что и на фестивалях, и на совещаниях, и в работе мы будем теперь без него…

Ольга Леонтенко, кинорежиссер:

Ольга Леонтенко«Я не встречал лучше человека», «Как мы теперь без него? Кто поддержит в трудную минуту, кто даст мудрый совет?» — такие мысли сейчас в голове у всех, кто знал отца Лонгина. Невозможно поверить в то, что его уже нет с нами. Светлый, добрый, творческий, веселый — он был всегда открыт для людей. Для многих он стал тем пастырем, который привел к Богу, к Церкви и потом «всегда был в ответе» за своих чад, находил для каждого время, помогал делом и теплым словом.

Он был тонко чувствующей творческой личностью, неутомимым проповедником. Он нес слово Божие всем — взрослым и детям. Батюшка выполнял свою просветительскую миссию с амвона в храме, в воскресной школе, в духовной семинарии и академии, со страниц газет и журналов, по радио, с экрана телевизора. При его активном участии возрождалась типография Лавры, были созданы первый интернет-сайт Киево-Печерской Лавры, фотостудия, звукостудия. Господь сподобил нас вместе трудиться над созданием фильмов в студии документальных фильмов Киево-Печерской Лавры. С 2001 по 2012 г. отец Лонгин был главным редактором, автором сценариев и замечательных проникновенных текстов к более чем 20 фильмам студии.

Батюшка говорил, что когда-то мечтал стать кинорежиссером, и Господь дал ему возможность потрудиться и на этом поприще. В 2004 г. его пригласили стать членом Национального Союза кинематографистов Украины. Он с радостью представлял фильмы студии Лавры на сцене Дома кино, общался с кинематографистами. С большим воодушевлением он работал над записью текстов к фильмам с ныне покойным народным артистом Лесем Сердюком.

Лесь Александрович говорил о батюшке не иначе как «наш замечательный отец Лонгин». Батюшка обладал удивительным свойством, общаясь с очень большим количеством людей, быть для каждого «своим». Он стал духовником и для нашей семьи: венчал с мужем, отпевал отца, крестил брата и всех нас мудро наставлял. Невозможно умом вместить, почему Господь забрал его от нас в 40 лет, активного, полного творческих сил, пастырской и человеческой мудрости, необыкновенной любви к людям… Но будем верить, что теперь наш батюшка с Господом, в горних обителях.

Владислав Головин, редактор журнала «Forbes»:

Владислав Головин«Что имеем — не ценим, потерявши — плачем»… Именно эта пословица приходит на ум, когда вспоминаешь отца Лонгина. Я общался с ним больше не как со священником, а как с журналистом и редактором. Мне казалось, что он во многом не прав, что церковную газету можно делать иначе. Теперь все эти упреки выглядят мелочью. Он запомнился очень спокойным и мудрым человеком.

Есть люди, спокойные от природы, которые медленно говорят и идут не спеша — просто потому что такими уж они уродились. А есть люди, спокойствие которых ты ощущаешь рядом с ними и понимаешь, что это даже не спокойствие. Это умиротворение. Это следствие жизни, в которой есть молитва, жизни перед Богом. И хочется дольше побыть с таким человеком, чтобы научиться этому умиротворению. Именно таким мне запомнился отец Лонгин. С ним всегда хотелось побыть подольше, пообщаться. Но — вечно некогда, я всегда куда-то спешил, казалось, еще успеем поговорить.

Как-то он рассказывал о своем решении принять монашество. О том, через какие препятствия пришлось пройти ему на пути к этому решению. В этом уже чувствовался очень сильный и мужественный человек, который спокойно принимает решение и не отступает от него.

Когда он высказывал какие-то претензии относительно чьих-то текстов, сразу было видно, что у человека есть хороший литературный вкус. Что он не пропустит на страницы газеты никаких графоманов.

Он всегда старался любой текст сделать качественным и ожидал этого от других. Очень часто этого перфекционизма и не хватает.

Это был монах, журналист и просто настоящий человек. Кротость, мужество и стремление к совершенству. Вот тот урок, который я от него запомнил.

 

Протодиакон Александр Карпенко, заместитель главного редактора журнала «Фома в Украине»:

Александр КарпенкоЯ имел счастье жить рядом с этим человеком. Еще днем мы планировали связаться с батюшкой по редакционным вопросам. Не успели... Вечная ему память. Отец Лонгин, можно сказать, был нашим духовником — несмотря на занятость, всегда откликался и не раз служил благодарственные молебны по просьбам нашего коллектива.

Вячеслав Дарпинянц, журналист:

Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня (Мф. 5: 11)... Евангельские слова обнимали плачущий ум тем крепче, чем больше он впитывал ядовитых комментариев под десятками однообразных новостей о смерти в автокатастрофе архимандрита Лонгина (Чернухи).

Закрыть глаза не получалось — долго не давало спать сердце, переживающее глухую боль утраты столь дорогого и редкого в наши дни простого человеческого общения. А защищать и защищаться и сейчас нет ни сил, ни желания, ни смысла. Злословили отца Лонгина, неправедно обсуждая и всячески осуждая за глаза, в которые ни разу в жизни не смотрели и которые он уже не мог открыть. Когда они были открыты, в них отражалось небо, а иногда, казалось, пробегали облака и даже грозовые, обычно — после прочтения неудачных статей или нелепых комментариев.

…Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас (Мф. 5: 12). Я — не большой специалист в небесных наградах. А вот в автомобилях кое-что смыслю. «Renault Clio» — это бюджетная малолитражка. Назвал бы ее маломощной, но не могу, во-первых, потому что серенькая «лошадка» исправно бегала на церковной службе. Во-вторых, за ее руль батюшка сел благодаря благочестивой семье, Богом сохраненной от развода. Эта «Renault Clio» дорогого стоит, как по мне. Что там у них с отцом Лонгином приключилось в пути?..

Я — не пророк. И не берусь судить, гнал ли отец (обычно рассудительный и воздержанный и в делах, и в словах) по трассе Николаев — Одесса. Видел фотографии пилотируемого им, сошедшего с траектории на относительно ровном участке трассы и перевернувшегося автомобиля — снимки есть в Интернете. В общем-то, люди выживали и после более крутых виражей-пируэтов.

Каюсь, что считал батюшку неопытным водителем вплоть до его гробовой доски. Не могу сказать, веселило ли это отца Лонгина. Помнится, где-то год назад он скромно уклонился от моего радостного предложения поездить с ним в качестве инструктора. Как частенько бывало — сбросил вызов, перезвонил и отказался, сочтя, что у меня — прошедшего пару курсов экстремального вождения и готового бесплатно поделиться без малого 13-летним безаварийным опытом — и без того забот полон рот… Архимандрит Лонгин (Чернуха) — настоящий монах — был нестяжателен даже в малом. Хотя никогда не измерял время деньгами, в отличие от меня — светского журналиста и отца двоих детей…

Его сердце остановилось, когда батюшка двигался в пастырско-добродетельном направлении — окормлять духовных деток. Уже по дороге домой пришло понимание, а точнее — озарение, что опытнейший водитель летел со скоростью света — равноангельской скоростью, возносящей человека. К Богу.

Церковная православная газета

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

 ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ! 7 августа в автокатастрофе погиб главный редактор «Церковной православной газеты» архимандрит Лонгин (Чернуха)

НАШ ОТЕЦ ЛОНГИН

ВИДЕО. Памяти архимандрита Лонгина (Чернухи)

«Будемо завжди вдячні архімандриту Лонгіну...», – архієпископ Августин (Маркевич)

Архімандрит Лонгін (Чернуха): Кого ми втратили…

«Множество людей лишились своего духовного отца…» — в Лавре состоялось отпевание архимандрита Лонгина (Чернухи)

Последнее интервью с архимандритом Лонгином – о святости (ВИДЕО)

 

КИЇВ. Пам’яті архімандрита Лонгина (Чернухи): 100-й випуск радіопрограми «Православіє в Україні» - вже on-line

Первый Национальный скорбит по поводу трагической гибели отца Лонгина

Архимандрит Лонгин (Чернуха): 9 дней со дня трагической гибели...

 

Архимандрит Лонгин (Чернуха)
Протоиерей Андрей Ткачев
Ольга Леонтенко
Екатерина Дятлова
Владислав Головин
Прототодиакон Александр Карпенко
Марина Бурдейная
Юлия Коминко
Церковная православная газета
Покойные священники

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400
9470

1

Коментарі

Всі нові коментарі будуть відображені після проходження обов’язкової процедури модерації

памяти о.Лонгина

о.Александр Кир...|
Отец Лонгин был для меня близким другом.Вместе ловили рыбку,ездили по святым местам.Он был крёстным моему сыну,он только с ним и общался.Это был священник с Большой буквы.Вечная ему память.В день смерти мы с ним говорили за 2 часа до смерти,он хотел на обратном пути заехать к нам.А получилось что мы поехали в Лавру на отпевание нашего родного отченьки.

Додати коментар