Логотип "Православіє в Україні"
Отримування розсилки на e-mail

Вы здесь

Фильм «Незламна»: «Била живую силу противника…»

Версия для печатиВерсия для печати

Эти слова не 25-летняя снайпер Людмила Павличенко сказала. Их написала в своем дневнике 20-летняя снайпер Роза Шанина. За месяц до ранения и за три месяца до смерти в январе 1945 года.

Из аннотации: Это реальная история Людмилы Павличенко — легендарной женщины-снайпера. Солдаты шли в бой с ее именем на устах, а враги устроили на нее охоту. На поле битвы она видела смерть и страдания, но самым серьезным испытанием для нее стала любовь, которую у нее могла забрать война… Любовь под нескончаемым огнем противника, дружба с Элеонорой Рузвельт, выступление на конференции, повлиявшее на исход Второй мировой войны, желание жить и страх потерять любимого человека — справится ли со всем этим хрупкая женщина?

Незламна

На самом деле фильм «Незламна» не о войне, не о битве за Севастополь и не о поцелуях в окопах — как это бесцеремонно показано в неудачном трейлере. Он о том, как женщина, чистящая свеклу для борща, за секунду превращается в машину для убийства — от звука упавшей на пол чугунной сковородки. О том, как девочка на новогоднем утреннике со знанием дела от всей души декламирует стихи «Убей его!». О том, как легко мирное время превращается в военное, хотя где-то далеко от этого ада продолжают петь и сочинять песни и носят красивые шелковые платья…

Похоже на современность? Значит, этот фильм для нас и о нас. Тем более, что снятый буквально за год до всех наших трагических событий он стал так очевидно пророческим. В России — «Битва за Севастополь», в Украине — «Незламна». Нелепость, нереальность, невероятность происходящего вплелась в историю создания и в кадры этой картины…

Деликатные создатели

Я поняла, что посмотрю его, когда в интервью с режиссером фильма Сергеем Мокрицким прочитала такую фразу: «Я – человек, у которого сердце разорвано на два куска…» Это в ответ на вопрос о том, что в России не все сейчас воспринимают украинское.

Незламна Сергей Мокрицкий

И в Украине не все теперь воспринимают российское. Наверное, поэтому в прокат «Незламна» вышла в украинском дубляже. Даже не могу припомнить другой подобный случай — когда полной переозвучке подвергался русскоязычный фильм…

Но… спасибо создателям ленты за эту переозвучку. Если действительно хочешь, чтобы тебя услышали и прислушались, попытаешься собеседника понять и принять, со всем его накипевшим и наболевшим. И эта деликатность и внимательность у создателей «Незламной» присутствует и ощущается.

Незламна

Отдельное спасибо и за то, что отошли от первоначального названия фильма «Битва за Севастополь» (под таким названием, правда, он идет в России и выложен на Кинопоиске) и в украинском прокате назвали по-другому (причем, «Незламна» и в русских текстах не переводится как «Несокрушимая», оставаясь «Незламной»). Хотя «битвой за Севастополь», как по мне, это вообще-то сложно именовать — основное действие разворачивается как раз в Одессе, а на Крымские события остаётся чуть больше четверти — по времени и содержанию всех событий.

Благодарные зрители

В Украине в «Незламной» каждый увидел своё. В СМИ рецензии одна хуже другой. Хотя украинская Википедия уверяет, что критики приняли ленту благосклонно.

Зритель, по данным промо-команды, на фильм пошел. Только за первые выходные в прокате его посмотрели 90 тысяч человек. Сообщается, что эта цифра превзошла даже голливудские премьеры — в том числе фильм Анжелины Джоли «Непокоренный» и «Игру в имитацию» с Бенедиктом Камбербетчем, которые также базируются на событиях Второй мировой войны.

Но куда нам еще фильмы про войну, да еще Великую Отечественную, если эти, казалось, ставшие историзмами слова — «котлы», «фашисты», «окопы» — перекочевали в ежедневные сводки новостей. Новостей не 1942, а 2015-го.

И всё же фильм нужно смотреть

Очень нужно. Хотя бы для того, чтобы ещё и ещё раз убедиться: война — заканчивается. Все войны когда-нибудь заканчиваются, значит, и нашей, нынешней в Украине, тоже придёт конец.

Сколько Лёнь, Макаровых, докторов Борисов при этом мы потеряем, сколько женщин отчаются и потеряют способность любить, сколько детей не родится, потому что отцы их не выжили — это мы потом будем читать в архивах и учебниках, не веря до конца, что всё это было с нами.

Незламна

Но есть и ещё один важный момент, зачем именно сейчас этот фильм. «Незламна» — это не об одной только легендарной снайперше. Их много таких. Как сказал режиссер Сергей Мокрицкий, «"незламность"… была и в Алексее Мересьеве, и в Люде Павличенко, и в Тарасе Бульбе. Этих же "незламных", оказывается, пруд пруди! У нас богатая история…»

Но вот в чем загвоздка: «незламные» есть и по ту сторону фронта — об этом, кстати, один из последних эпизодов фильма — снайперской охоты Павличенко и специально приехавшего за ней немца. Люди могут убивать подобных себе до бесконечности, и именно поэтому войны не должны даже начинаться.

«Да, были люди в наше время…»

Игра актёров превосходит все ожидания. Исполнительница главной роли Юлия Пересильд, как сказал Мокрицкий, «просто прожила какую-то часть жизни Павличенко… Без нее, без ее самоотверженности… любви к своей героине нашего фильма не было бы». И остальные актёры настолько органичны, что вызывают только одно чувство — доверие.

Незламна

После просмотра хочется вслед за папой римским повторить: «Да, всё так и было…» (Говорят, именно эти слова сказал понтифик о фильме Мэла Гибсона «Страсти Христовы»).

Хотя всё было не совсем так. «Для меня важно было соблюсти какие-то основные точки в судьбе героини. Но там, где мы не могли знать каких-то мотивов, можно было жертвовать правдой, усиливая художественный образ», — так ответил режиссер на вопрос о том, насколько велико в фильме соотношение вымысла и фактажа.

Можно долго соотносить, какие события из жизни реальной Людмилы Павличенко насколько полноценно отображены в фильме. Это занятие благодарное, поскольку содействует докапыванию до истины, узнаванию нового, открытиям в тех отраслях, к которым в ближайшее время и не планировал обращаться.

Главное, наверное, чтобы возникало именно это желание — выяснить правду. А не закрыться в собственной косности и зашоренности, прикрывшись аргументами, что все эти истории о женщинах-снайперах не более чем продукты совкового агитпропа и коммунистической идеологической машины.

Как снимают фильмы о войне воинствующие пацифисты

Во всех рецензиях уже озвучено, отмечено и подчеркнуто, что лента Мокрицкого — антивоенная, что в ней отсутствует героизация и пафосность, что повествование ведётся от имени женщины и о женщине, как существе, абсолютно для войны непредназначенном.

Но этим не удивишь, наоборот, странно было бы сейчас воспевать войну.Незламна

В фильме поражает другое: насколько предельно деликатен режиссер в своей антивоенной позиции. Ни одной слезинки за все два часа просмотра не выжато, ни разу не пришлось зажмуриваться от переизбытка натурализма в кадре.

В то же время ни на грамм не появляется ощущения искусственности и игрушечности происходящего, картинности, манерности. Отдельное «ура» — нет гламурных спецэффектов: самолёты в изысканных пролётах не проносятся перед впечатлённым зрителем, пушки, танчики не смотрят прямо тебе в душу, и пули не летят, разрезая воздух, в сидящих в зале.

Наоборот, великолепно показана природа, и этим великолепием, пожалуй, и достигается высокий градус антивоенности «Незламной».

Весь фильм смотрится на одном дыхании, которое не прерывается даже финальной сценой. Ровно дыша, досматриваешь до конца и выходишь из зала. Возвращаешься к повседневным делам, погружаясь в свои мысли и заботы… Но какая-то струна в душе, получив настройку, звенит уже по-другому.

Назад, в прошлое

«На улице ветер невыносимый, пурга поднимает не только снег, а и грязь. Земля серая, мой халат уже демаскирует меня, хотя и грязный, но слишком бел. Сегодня я целый день не закусила, от танкового дыма болит голова. На питании нигде не состою, так как аттестата нет, и еще пока нигде не числюсь. Те дни была полуголодна, сегодня голодна. Нахально себя не веду, как-нибудь поголодаю, осталось немного…» — такую запись от 16 января 1945 года оставила в своем дневнике другая девушка — одиночный снайпер отдельного взвода снайперов-девушек 3-го Белорусского фронта Роза Шанина, тоже знаменитый боец, с именем которой, как и Людмилы Павличенко, воины шли в наступление.

Незламна

И дальше в этой же записи: «В московском журнале «Огонек» мой портрет на первой странице, уничтожила 54, трех немцев пленила, два ордена Славы — это раньше. Представляю: читает вся страна, все мои знакомые, а кто бы знал, что я испытываю в эту минуту…» Через 12 дней после этой записи она погибнет от осколочного ранения в живот, не дожив пары месяцев до 21-летия.

…Да, было бы очень правильно, если бы такое явление, как женщины/девушки-снайперы, осталось в прошлом как удивительная, но ушедшая эпоха времен Второй мировой войны. Чтобы мы читали их мемуары, смотрели о них фильмы и знали, что всё позади: теперь женщинам воевать не нужно.

 Незламна

***

В кинотеатрах «Незламна» идет со 2 апреля, 2 мая её покажут на телеканале «Украина».

О «Незламной» можно также почитать:

Режиссер Сергей Мокрицкий: «Снять «Незламну» меня попросила жена»

Актёр Виталий Линецкий в «Незламной» — последняя роль, последнее интервью...

«Незламна». Как создавалась легенда

И смотрите другой трейлер, не официальный

 

Сергей Мокрицкий
Фильм Незламна
современное кино

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400
5478

0

Коментарі

Всі нові коментарі будуть відображені після проходження обов’язкової процедури модерації

Додати коментар