Логотип "Православіє в Україні"
Отримування розсилки на e-mail

Вы здесь

«ПРАВМИР». Объявление нелюбви или Искусство общения в храме

Версия для печатиВерсия для печати

Сначала появилось объявление. Оно, конечно, было далеко не первым из обсуждаемых в социальных сетях. Анализировался, правда, все больше прейскурант, а не содержательная часть: мало кого смущала формулировка «групповое венчание», в крайнем случае, ее находили забавной. С другой стороны, в наших храмах, приходах такое количество всевозможных объявлений самого разного толка, что подобные мелочи проскальзывают незаметно.

«Мелочь» была бы забыта, но вчера вечером я оказалась в неожиданной пробке, запертая в маршрутке посреди Минки. От веселеньких пассажиров отгородилась плеером, достала телефон, но батарейка села быстрее, чем мы тронулись. Пришлось думать.

Мысли хаотично метались от одной темы к другой, пока не затихли, не успокоились на объявлениях: подсознательным поводом стал распечатанный на листе А4 приказ «на сиденья не вставать».

Добравшись до дома, открыла Яндекс, чтобы убедиться в собственных догадках. Набрав «объявления в церкви», обнаружила, что поисковик предлагает… 72 тысячи картинок. Ну, положим, их не набралось и пары тысяч, но несколько десятков фотографий вышло впечатляющих. Из них я узнала, что мне непрерывно что-либо запрещается: вход в нетрезвом виде, мужчинам в шапках, женщинам в мужской одежде и обнаженном виде, фото- и видеосъемка, обменивать купленную литературу, подавать деньги нищим, подбрасывать котят и щенков, приносить с собой свечи и ставить их перед иконами, использовать православные газеты в туалете, продавать свечи колдунам, магам и психотерапевтам и… сидеть на надгробиях. Понятно дело, что все эти предписания были сочинены тем, кто руководствовался лишь заботой обо мне — прихожанине.

Отмечу также, что когда я занялась самообразованием в этой сфере, мне повезло значительно расширить и углубить известные доселе ограничения — кого не крестят, не венчают и не отпевают.

Новый перечень запретов «от йогов и раскольников до католиков» внушил искреннее уважение к составителям: кому-то понадобилось немало упорства и фантазии, чтобы собрать в один список столько неподходящих нам, православным, по признаку недостоинства своего (думаю, что скорее всего эта фотка — фейк).

Я, кстати, не буду использовать очевидный довод о том, что ни в одной стране мира, ни в одном храме, начиная с наших, православных, мне не встретилось объявлений такого рода и стиля. Что в самом крайнем случае, если он (храм) по совместительству является еще и культурологической единицей, при входе висит обычный плакат с понятными каждому его посетителями ограничительными пиктограммами. Этого, да чрезвычайно вежливого дежурного бывает достаточно, чтобы нормы поведения неукоснительно соблюдались.

Мы давно и прочно привыкли к разговору в приказных интонациях. В Загсе, роддоме, школе, поликлинике — в любом госучреждении, работающем с населением и призванном облегчать ему жизнь, в красном углу всегда висит самый полный перечень того, на что, граждане, не имеем права и что мы обязаны делать. Мы всю жизнь ездим в метро, где на дверях состава «не прислоняться», а перечень инструкций по использованию самого народного транспорта начинается со слова «запрещается». То же касается и всех остальных общественных средств передвижения.

Список растет, ширится, умножается… до такой степени, что нормальный человек попросту перестает обращать внимания на окрики, запреты, указания, приказы. Он прислоняется к тем самым дверям, не выключает мобильный телефон даже из чувства самосохранения в самолете или из уважения к артистам в театре. Глядя на плакат «Стой!», он гордится возможностью спрыгнуть с платформы и перебежать под носом у «Сапсана», а в магазине, рискуя сломать ногу, двинется прямо на табличку «Опасно! Мокрый пол!». Что уж скромничать, я и себя причисляю к категории «нормальных». Периодически.

Напомню, мы так давно и прочно привыкли к разговору в приказных интонациях и жестких приказах, что не замечаем того, как начинаем сами использовать те же средства общения — в церкви. И приказы, распоряжения, запреты — символы равнодушия, объявления нелюбви к людям (то есть к самим себе) заполоняют наши приходы. А те, к кому они обращены, — покидают храмы.

С другой стороны, согражданам-прихожанам действительно приходится регулярно напоминать о том, что в храме надо вести себя достойно. И, если нет пиктограмм, как же им об этом сообщить? Придется найти слова, чтобы люди почувствовали: с ними разговаривают, а не указывают на их недостоинство. Факультативно приветствуется и наличие юмора, как в забавном объявлении: «Звенящие в храме мобильные телефоны будут погружаться в святую воду».

Достойный вариант — использовать соответствующие изречения из Святых Отцов. Или припомнить истории, описанные в патериках — назидательные, но часто наполненные юмором. И — так хотелось бы, чтобы «запреты» были написаны с любовью к тем, кто их читает.

Объявления в Ионинском монастыре Киева:

Объявление в Ионинском монастыре

 Объявление в Ионинском монастыре

Объявление в Ионинском монастыре

Источник pravmir.ru

ІОНА (Черепанов), єпископ Обухівський, вікарій Київської Митрополії
Троїцький Іонинський чоловічий монастир (Київська єпархія)
Правмир

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400
2925

0

Коментарі

Всі нові коментарі будуть відображені після проходження обов’язкової процедури модерації

Додати коментар