Логотип "Православіє в Україні"
Отримування розсилки на e-mail

Вы здесь

Поездка к духовному чаду... в зону боевых действий — впечатления священника

Версия для печатиВерсия для печати

Я никогда не был на войне, но много о ней слышал. Воевал мой дед и дошел до Берлина, много лет я дружу с дорогими моему сердцу «афганцами» и от них узнал немало рассказов о военных буднях.

Но сам я никогда не видел, как рвутся снаряды, и какие воронки после этого остаются. Все это я услышал и увидел, побывав на Востоке нашей Родины, в Донецкой и Луганской областях.

«Бог Вас благословит и… будьте осторожны»

Наш архипастырь, владыка Евлогий (архиепископ Сумской и Ахтырский ― ред.), узнав о нашем намерении ехать в зону военных действий, спросил: «Отцы, а Вы знаете, как это опасно?»

Мы тогда с моим другом, отцом Александром Петренко, не осознавали всей опасности нашего путешествия. Перед нами была цель ― добраться до наших друзей, к сыновьям наших прихожан и просто к тем, кто, как нам казалось, нас ждет.

Только потом мы поняли, какую ответственность брал на себя владыка за все то, что может с нами случиться, благословляя нас в путь. И вот долгожданные слова: «Бог Вас благословит, братья! Будьте осторожны!»

Владыка дал нам 500 нательных крестиков, 500 молитвословов для военнослужащих. И вот мы уже в пути.

Проехали Харьков. Люди гуляют по улицам, мамы с колясками, тишина и мир. А ведь уже в двухстах километрах идут бои...

На войне молитва – это единственная возможность "связаться" с домом

Война. Значение этого слова понимаешь тогда, когда приезжаешь в дальний гарнизон, где наши солдаты одеты в камуфляж, где каждую минуту может начаться обстрел.

Из нашей машины достаем облачение, стол, Евангелие, крест и святую воду.  «Благословен Бог наш!» ― возглашаем мы, и слышим от солдат: «Аминь!»

Служим молебен о здравии. Иногда ком подкатывает к горлу... Так хочется, чтобы все, кто молится сейчас с нами, вернулись домой живыми, и от этого молитва становится более усердной.

Иногда, когда мы ездили на один из блокпостов, нас сопровождал взвод солдат. Они ехали по ротации, заменить тех, кто уже долго находился на линии фронта. Военнослужащие давали нам бронежилеты и заботились о нас на протяжении всей поездки.

По дороге редко можно встретить автозаправку, все они разбиты снарядами. Мы взяли с собой канистры с бензином, и всякий раз, когда была возможность заправить бак, мы делали это, несмотря на то, что у нас еще оставалось горючее.

Проезжаем Славянск. Это город, где от зданий остались только остовы. Украинский Сталинград. Дороги, которые и до войны трудно было назвать дорогами, сейчас не выдерживают никакой критики.

Кругом воронки от мин, взорванные мосты, обугленные блокпосты, выжженный лес от минометного обстрела. И на этих блокпостах нас встречают светлые лица солдат.

«Откуда вы, ребята?» ― спрашиваем мы. «Из Сум», ― слышится в ответ. Выходим из машины и снова служим молебен, раздаем крестики, молитвословы, Евангелия.

Солдаты первый раз в жизни надевают на себя крестики - для них это словно некое таинство. Раскрывают молитвословы и спрашивают: «А где здесь молитвы о родных и близких?» Мы удивляемся. Ни слова о себе.

Они хотят молиться о тех, кто остался дома. На войне, где часто нет мобильной связи, молитва – это единственная возможность "связаться" с домом.

«Спасите, спасите нас!»

Линия фронта все время меняется. Вчерашний блокпост украинской Нацгвардии может обернуться ловушкой для нас.

Взвод солдат, который сопровождает нас, все время начеку и в полной амуниции. По рации командир все время предупреждает: «Внимание, зеленка справа! Внимание, впереди воронка от мины!»

Так мы едем вглубь области к сумским батальонам. Приехав к месту дислокации наших ребят, слышим гул от взрывов артиллерии. Военнослужащие поясняют, что в 9 км от нас идет бой.

И снова служим молебен, раздаем крестики и молитвословы.

После молебна ко мне подошла пожилая женщина. Ее лицо выражало скорбь и страшный испуг. Без всякой преамбулы, ухватившись за мою руку, она все время повторяла: «Спасите, спасите нас!»

Она только что со своим малолетним внуком пришла к нашим военным, которые их накормили и приютили . Но страх от увиденного не оставлял.

Было легко молиться, словно молились не мы

Когда собирались в путь, мы тщательно записывали на бумаге все, что нам пригодится в дороге. Это и медикаменты, и газовые горелки, чтобы можно было приготовить себе пищу.

Медикаменты, слава Богу, не понадобились, да и пищу ни разу мы так и не приготовили. Везде, куда бы ни приехали, в то время как служили молебны, кому-то из солдат уже давался приказ накормить, как они говорили, "святых отцов".

Не хотелось объедать солдат, но из уважения к их теплым сердцам мы с благодарностью принимали угощение.

Слава Богу, у ребят с пищей все в порядке. И все это благодаря волонтерам, которые постоянно привозят провиант от неравнодушных сумчан.

И от этого становилось радостно на сердце. Конечно же, мы видели, как солдатам трудно жить в полевых условиях, но никто ни разу не пожаловался на это.

Всегда, когда служишь молебен, что называется, на выезде ― или в колонии строгого режима, или в каком-то офисе, то замечаешь, как присутствующим трудно перекреститься прилюдно.

Нам было радостно видеть, как наши солдаты участвовали в молитве, никого не стесняясь и ни на кого не озираясь…

Было легко молиться, словно молились не мы, а они возглавляли молитву.

Мина активируется, выпрыгивая на полметра и поражая все живое

Наша цель была ― добраться до друга, который находится на самом дальнем рубеже нашей Родины.

Приехали поздно вечером. Наш друг был на задании «в секрете». Так называется место, где каждый военнослужащий по очереди, лежа на земле по 4 часа, следит за перемещением на противоположной стороне, оберегая сон своих сослуживцев.

Наши бойцы, которые расположились спать на полу в разбитой снарядами хижине, выделили нам две элитные железные кровати.

Рядом на тумбочке лежала граната, а в ногах автомат. Солдат сказал: «Батюшка, не пугайтесь, просто ночью может быть обстрел, и нам нужно быть всегда начеку. Не беспокойтесь, мы вас защитим».

Конечно же, трудно было уснуть в таких условиях.

Утром служили молебен. И все, кто не выспался после ночного дежурства, стояли с нами и молились.

За четыре дня мы проехали по зоне АТО 800 км.

На блокпостах перед выездом комбат сказал: «Никуда не сворачивайте с дороги, даже если захотите в туалет. У нас здесь нет правил дорожного движения. Держитесь только середины дороги».

Дело в том, что дороги в Луганской и Донецкой областях постоянно разминируются, но через 2-3 часа снова появляются мины.

Кругом по дороге воронки от мин. Самые коварные из них ― это так называемые противопехотные мины. Их ставят даже в лужах на дороге. Когда мина активируется, она выпрыгивает на полметра вверх и поражает в радиусе нескольких метров все живое.

И только одни слова приходят на ум: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас, грешных».

***

На обратном пути мы посетили святую Успенскую Святогорскую Лавру. Такого монастырь еще не видел: везде стоят коляски для малышей и очень много людей. Это беженцы.

Монастырь приютил в своих стенах 700 взрослых и 400 детей. Монахи Лавры ежедневно кормят их, а еще раздают две с лишним тонны продуктов в Святогорске, где также живут беженцы.

***

На обратном пути ехали молча. Каждый из нас вспоминал все, что пришлось увидеть. Все то, что не может быть сразу высказано и осознано… И Бог был рядом с нами, и смерть была не страшна…

По материалам официального сайта Сумской епархии УПЦ

Читайте также:

Священник-прапорщик Вячеслав Литвиненко: «Сегодняшние украинские солдаты — это "вчерашние" прихожане православных храмов»

О Льве Толстом, войне и мире... Интервью с протоиереем Олегом Скнарем

Архиепископ Лука вернулся из Славянска: «Пора думать, как объединять народ»

Храм на границе огня. Взгляд священника на ситуацию в Луганске

О бедном солдате замолвите слово?.. Впечатления священника, окормляющего военкомат

Сумська єпархія
Протоиерей Максим Денисенко
окормление военнослужащих
помощь военнослужащим
Церква і військові
священник на войне

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400
3195

0

Коментарі

Всі нові коментарі будуть відображені після проходження обов’язкової процедури модерації

Додати коментар