Логотип "Православіє в Україні"
Отримування розсилки на e-mail

Вы здесь

Ефір на телеканалі «Ісландія», присвячений секуляризму + ВІДЕО

Версия для печатиВерсия для печати
08 жовтня 2018 | Інтерв’ю

Що таке секуляризм? Якими є стосунки церкви і держави? Звідки беруться у суспільстві міфи про секуляризацію та чому ми не можемо її позбавитися?

Півторагодинний ефір на телеканалі «Ісландія» було присвячено особливостям розвитку секулярного та постсекулярного суспільств. Гості студії — Сергій Чапнін, журналіст, співробітник проекту досліджень конфліктів постсекулярного суспільства в університеті Інсбрука; Георгій Коваленко, священик, ректор ВПУ; Олексій Панич, філософ, перекладач.

Пропонуємо вашій увазі деякі тези доповідачів, які вони висловили під час ефіру.

Алексей Паныч

Секуляризация, секуляризм и секулярность — три очень разных термина. Не могу сказать что я полностью согласен с Тейлоровским (йдеться про книгу Чарльза Тейлора «Секулярне століття», яку українською переклав Олексій Панич — ред.) определением секулярности. Тейлор смотрит как католик, поэтому для него процессы секуляризации, обмирщения начинаются с конца Средневековья.Это то, что перешло в ранее Новое время. Тейлор ссылается на понятие Макса Вебера «расколдовывание, расчаровывание мира», а также на понятие «имманентного каркаса».

Кризис религиозности возникает, когда появляются представления о других религиях и мы потеряли уверенность, что наша религия правильная. Или же когда наша религия раскололась на несколько течений и мы не знаем, какое правильное. Тут возникает желание закрыться и жить исключительно земной жизнью. У человечества это никогда не получалось до конца... Поэтому слухи о смерти религии, как и о смерти Бога, сильно преувеличены. Но попытки были в разное время. Это и есть феномен секулярности.

Одним из проявлений европейской секуляризации, по Тейлору, было невпускание религии в публичное пространство. Мы говорим, что церковь отделима от государства. Но когда мы говорим, что церковь — это живое сообщество верующих, то одни и те же люди и граждане, и верующие, тут невозможно провести барьер».

***

«Я бы сказал, что мы продолжаем жить в секулярном обществе, оно меняет свои виды, развивается. В секулярном обществе есть верующие, иноверующие, неверующие, ищущие ответа на вопросы веры, ищущие ответы на вопросы, верить ли. Сложная градация. И как нам вместе уживаться — это самый интересный вызов для церкви. Поэтому не надо рассматривать секуляризацию как явление, пагубное для церкви, кризисное. Церковь имеет небесное и земное измерения. И в земном измерении не может не отражать зеркально формы того общества, в котором существует. Есть богословы, которые говорят о секуляризации церкви как о процессе, который помогает вспомнить, чем она была изначально, до того, как она встроилась в государственные институты Римской империи».

Георгий Коваленко

Сегодня церковь является самым главным хранителем мифов о секуляризации. Когда в истории церкви появляется слово «секуляризация» и что оно означает? Оно появляется в жизни церкви, когда она является государственной церковью Российской империи. И царская власть проводит секуляризацию церковных земель, богатств и т.д. Т.е. возвращает в государственную собственность то, что было передано в собственность сакральную. И когда мы говорим о важных функциях церкви в обществе, мне кажется, важно иногда ее лишать привязки к абсолютно земной собственности и богатствам.

Пример обличения секулярности — это слова Христа по поводу фарисеев, о внешних формах религиозности. Внешняя религиозность без внутреннего делания, без понимания смыслов происходящего, без изменения жизни — это признак секуляризации. Связь церкви с государством, политизация жизни — это признаки внутренней секуляризации. Но в церкви вам будут говорить, что существует опасность секуляризма, который  наступает и от которого нужно защищаться. Поэтому нужно разобраться не с мифами, а со смыслами, которые современное общество вкладывает в вопросы секуляризации.

Важен диалог между церковью и теми, кто к ней не принадлежит. Момент возможности равного диалога — это совсем другая реальность, чем была в средневековье.

***

«Неизбежно присутствие сакрального и секулярного. Оно исходит из самой природы христианства, из идеи боговоплощения. Бог становится человеком, Он имеет материальное воплощение, Он среди нас, Он говорит: «Я в вас, вы мое тело». И это земное измерение божественное тоже существует. Нужно ли это называть секулярным? Вокруг этого должны размышлять и философы, и богословы. И не бояться земной составляющей божественного. Но и не сакрализовать политический процесс, земную власть, атрибуты материальной религиозности».

Сергей Чапнин

Первое, что пересматривается при переходе  от Средневековья к Новому времени, это граница между миром земным, материальным и миром духовным. Сейчас в секулярном обществе мы оказались в ситуации, когда это граница практически не имеет значения, потому что мы сами контролируем свою жизнь. И это наша защита от  непредсказуемого мира, который не является материальным. Но, с другой стороны, он все равно врывается в нашу жизнь. И эта интервенция божественного или демонического ставит современного человека в тупик, а средневековый человек жил в этом, как в естественной реальности.

Если мы говорим о христианской Европе, то радикально изменилось восприятие церкви. Церковь была иерархична, в ней были миряне, священники, епископы, монахи, правители. Это было единое общество, которое церковь воспринимала со своей иерархической шкалой. Дальше оказалось, что с точки зрения управления церковью это нетехнологично. Очень удобно считать церковью монахов, священников и епископов. А остальных, прежде всего мирян, держать на дистанции. И в некотором смысле сама церковь является причиной секуляризации. Отсюда начинается противопоставление верующего человека и жизни общества или верующего и неверующего человека. И с этим нерешенным конфликтом мы подошли к концу ХХ века.

***

«Почему мы не можем избавиться от секуляризации, даже говоря, что мы православные, католики? Потому что самой церкви сейчас выгодно говорить о секуляризации. Это некоторая декларация, оправдание своего состояния. Находясь в состоянии давления со стороны секуярного общества, церковь консервирует некоторые взгляды и практики довольно некритично. Возникает вопрос: что принадлежит церкви по праву? И тут очень хочется цепляться за разные мелочи, которые возникли после эпохи Константина и не смотреть на сущность христианской общины как таковой».

***

«Теоретики современного либерального общества оказались в полной растерянности, когда увидели, что религия не осталась в квартирах верующих, а вышла на улицы и стала фактором политической жизни. У религиозных сообществ и у верующих в разных странах и контекстах вдруг появились внятные политические требования. А с точки зрения либерального общества этого быть не должно.

Но в конце ХХ века политики признали, что не просто есть голос церкви, а этот голос должен быть услышан, и политические структуры должны вступить с религиозными организациями в диалог. Их признали, но в современной политической теории религиям по-прежнему места нет. Тогда возник тезис постекулярного общества, который недостаточен, чтобы определить место религиозных общин в политической жизни, и является началом большого процесса, который, возможно, растянется на десятки лет.

***

«Как только появляется словосочетание «традиционные ценности», это значит, что религиозные организации пытаются выйти в публичное, политическое пространство и заявить свои требования на языке секулярного общества.

Интересно, что несколько лет назад была попытка ввести понятие традиционных ценностей в язык ООН. Состоялось две встречи, но оказалось, что нет общепринятого содержания. Например, для американцев традиционными ценностями является свободное ношение оружия. Для англичан — охота на лис. На востоке — борьба с сектами.

Постекулярное — это  не теоретический концепт, а реальное состояние диалога церкви и государства».

Повне відео ефіру дивіться тут.

За матеріалами ФБ-сторінки Ісландія

Олексій Панич
Протоиерей Георгий Коваленко
Сергей Чапнин
Відкритий Православний Університет Святої Софії-Премудрості
канал Ісландія

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400
718

0

Коментарі

Всі нові коментарі будуть відображені після проходження обов’язкової процедури модерації

Додати коментар