Логотип "Православіє в Україні"
Отримування розсилки на e-mail

Вы здесь

Послушник выше пустынника? или «Благословите читать старца Иосифа»

Версия для печатиВерсия для печати
24 березня 2016 | Інтерв’ю

Книга «Старец Иосиф Исихаст. Полное собрание творений» вышла в свет в начале 2016 года. Перевел с греческого и подготовил её к печати игумен Ахтырского Свято-Троицкого монастыря архимандрит Симеон (Гагатик).

Накануне Великого поста в Ольшанском женском монастыре в честь иконы Божьей Матери «Отрада и Утешение» (подворье Ионинского) состоялась встреча с отцом Симеоном, на которой он представил новое издание. А также рассказал, что побудило его взяться за перевод книг о Старце Иосифе, с чем столкнулся в процессе работы, и насколько вообще возможно воплотить духовный опыт святых отцов в современном мире. 

***

— Когда мне было 22 года, я узнал, что есть Бог. И когда я это узнал, понял, что надо выбирать монашеский путь. Что нужно всю свою жизнь Ему посвятить. Поэтому уже где-то через год после обращения уехал в Псково-Печерский монастырь.

архимандрит Симеон (Гагатик)

Тогда же я почувствовал, что есть такое настроение — будто в наше время невозможно жить так, как пишут святые отцы. Как будто то, что мы читаем у них – это теория, а на практике не реально, потому что сейчас «другое время». 

В Псково-Печерском монастыре отец Иоанн (Крестьянкин) сказал, что я поспешил, когда пришел в монастырь, мне ещё нужно учиться. Я поступил в Московскую духовную семинарию. Там тоже господствовало подобное настроение, которое внутренне меня не устраивало.

Где живёт святость

Еще до поступления я был знаком с отцом Лонгином (сейчас митрополит Саратовский и Вольский), который учился в Болгарии. Однажды он подвозил меня из Троице-Сергиевой Лавры в Москву и по дороге рассказал, что несколько раз бывал в Греции и там увидел настоящее монашество. В греческих монастырях всё так, как должно быть, как читаем у святых отцов. 

Я загорелся желанием увидеть это своими глазами, и удивительным образом Господь устроил так, что меня послали в Грецию учиться.

Там я удостоверился, что многие греческие монахи, греческие монастыри обустраивают свою жизнь так, чтобы, насколько возможно, ничем не отличаться от жизни святых отцов. Они читают поучения старцев на трапезе, в келье. Затем игумен поясняет, побуждает к тому, чтобы всё прочитанное воплощалось в реальности. 

И ты видишь всё это на практике. Видишь, какие это святые люди — у них чистая совесть! Когда живешь в раздвоении — читаешь одно, а в жизни другое — ощущаешь муки совести и глубокое чувство неудовлетворенности. У греков такого нет: всё, что писали святые, они стараются выполнять. А если люди живут по святым отцам, они и сами становятся как святые. Вот мы говорим: «святая обитель такая-то». Так вот в Греции и на Афоне – действительно, и люди многие святые, и обители святые.

То, что всю жизнь искал

Где-то через месяц после того, как я приехал в Грецию на учебу, – и, опять же, какие чудеса бывают! – шли мы с приятелем в храм по дороге. (Я был еще мирянином, приятель — рясофорный монах). Останавливается рядом с нами машина, господин за рулем (в Греции все – «kirie, kirie», господа), спрашивает, куда мы идём, и предлагает подвезти. По дороге познакомились. После этого стали общаться, он приезжал к нам в общежитие, возил по старцам и многим интересным местам. И третье или четвертое место, куда он нас привез, был монастырь Симеона Нового Богослова, основанный всего несколько лет назад. 

Как только я туда вошёл (как раз подходила к концу воскресная Литургия), понял: это то, что я искал всю жизнь. С тех пор ощущаю свою тесную связь с этой обителью.  Наш монастырь во всём берет с неё пример. 

Перевод-реставрация

Игумен Симеоновского монастыря стал моим духовным отцом. Однажды я спросил его, что он мне посоветует почитать, и он ответил, что Старца Иосифа. Это лучшее, что написано в двадцатом веке на греческом языке. Он подарил мне эту книгу на День Ангела. 

Когда я её прочёл, понял, что это сокровище, которое нужно переводить. И тут как раз (я тогда был еще студентом) на меня каким-то образом вышел руководитель издательства Троице-Сергиевой Лавры отец Алипий. Стал спрашивать, что бы я мог посоветовать и перевести. Так я взялся за «Выражение монашеского опыта» ( Έκφρασις Μοναχικής Εμπειρίας Γέροντος Ιωσήφ του Ησυχαστού).

Когда реставратор работает, например, над иконой, он под микроскопом рассматривает каждую черточку, каждую деталь. Так и здесь. Я понимал, что это явно написано Духом Святым. А слово, написанное Духом Святым, нужно выразить на нашем языке максимально адекватно. Это значит, что уделяешь внимание каждому выражению. Над некоторыми словами приходилось думать буквально месяцами.

Большое приключение

Работа над переводом другой книги — «Моя жизнь со старцем Иосифом» — была большим приключением. 

В Греции после выхода в свет она стала целым событием. И когда я её читал, опять же, увидел, что это — сокровище, и обязательно должно быть переведено.

В тексте я обратил внимание на детали, которые выглядели какими-то чужеродными. Когда чувствуешь язык, это бросается в глаза. Таких вкраплений было не менее 20%. Я решил, что нужно лететь к старцу Ефрему и испрашивать благословения на перевод. И Господь всё устроил. Получилось поехать в Штаты, я увиделся со старцем, он меня благословил. 

Там же я узнал, что греческое издание не вполне отражает слово отца Ефрема. На протяжении многих лет он рассказывал о Старце Иосифе, многое было записано на кассеты. Секретарь старца Ефрема, американец, расшифровал записи и собрал в большой архив. Весь материал они отдали одному греческому священнику, который что-то взял от старца Ефрема, что-то добавил своё, кое-что исключил, кое-что исправил. Много интересного в книгу не вошло. 

Секретарь передал мне копии всего пакета расшифровок, и я со всем этим вернулся домой.

Трудности перевода

Когда ознакомился с материалом, увидел очень живое, чистое, детское слово старца Ефрема. Это слово нужно было оставить в неприкосновенности. Но в то же время материал нуждался в систематизации и обработке. Этим я занимался около трёх лет.

Перевод по частям отправлял на согласование игумену Аризонского монастыря. Некоторые моменты не пропустили. Например, в общине старца Иосифа возникали проблемные случаи во взаимоотношениях. Иногда это проявлялось небольшой иронией в словах старца Ефрема: он называл брата, который хотел проявлять свою волю, искал более легких путей. Но брат этот уже стал известной личностью, а тут о нем сообщалась такая немножко не иконописная черточка… Кое-что не пропустили о женском монашестве. 

Но в одном месте, наоборот, отец Серафим, которому была поручена цензура, никакого криминала не заметил. Старец Ефрем вспоминал, что когда Старец Иосиф посылал его ловить рыбу, говорил: «Ну, рыбку лови, но можешь иногда и окунуться в море». И вдруг, когда книга уже вышла, оказалось, что этот эпизод не всем понравился. А ведь это очень трогательная деталь, она показывает и широту натуры Старца. У них была такая суровая жизнь, и в ней — маленькое, малюсенькое утешение – когда-никогда окунуться в море.

Сделать правильный акцент

Очень важно, как книга воспринимается на слух. Работая над переводом, всегда об этом думаю, потому что в монастырях это читается для братии. 

Поэтому перед тем, как отдавать готовый перевод корректору, на вёрстку, мы обязательно перечитываем, слушаем. Я спрашиваю мнение братии – всё ли им понятно. 

Обращаю внимание, правильно ли братия ставит ударения. Столкнулся с тем, что иногда современные люди не знают, на каком слове делать акцент, поэтому нужно так строить предложение, чтобы акцент естественным образом падал на нужное слово.

Главный урок старца Иосифа

Старец Иосиф показал: чем больше ты отдаешь, тем больше ты получаешь. Для ХХ века это один из самых ярких примеров самоотдачи. Как много он отдал Богу, так много и получил взамен.

Еще недавно, в начале, в середине ХХ века, люди жили и воспитывались в лишениях. Многие греки до 1950-х годов голодали. Один из очень почитаемых ныне старцев, который живёт и служит в Афинах, рассказывал, как они нуждались: он работал в парикмахерской, заработал на арбуз и так радовался, когда нёс его домой. Ему тогда 7 или 8 лет было — уже в этом возрасте тогда трудились. 

Когда человек с детства привыкает к лишениям, ему легче переносить лишения и легче идти на лишения. А если человек воспитывался и жил в комфорте, потом, конечно, сложно выбирать путь аскезы. Мы читаем в истории общины Старца, что молодое поколение уже не могло так сурово подвизаться, потому и переместились из пещеры в Малом скиту Святой Анны в Новый Скит. Но что возможно, они делали. 

Пример старца Иосифа важен для нас принципом: если хочешь что-то получить, чем-то должен жертвовать. Или терпением – чтобы изо всех сил терпеть ближнего своего, не требовать от него соответствия твоим представлениям и желаниям. Или бдением, или побуждением к молитве… 

Старец Иосиф ставил послушника выше пустынника. Потому что пустынник творит свою волю. А послушник отвергается от своей воли. Это сложнее и угоднее в очах Божиих. Старец это подчеркивал.

Всё возможно верующему

Творения Старца Иосифа и книга старца Ефрема – это глоток свежего воздуха. Или чистой воды. Как бы ни утверждало господствующее настроение, что в наше время не по силам жить по святым отцам, вдруг оказалось, что это возможно.

Притом, что старец Ефрем низенький и до сих пор хромает, несмотря на то, что у него был туберкулёз, он дожил до 87 лет. И здоровье у него хорошее, он бодрый, активный, в ясном уме. Весёлый, как ребёнок! Когда я первый раз появился в Аризонском монастыре, отец Ефрем шёл на приём, и я стоял в стороне, зная, что сейчас не нужно его беспокоить. Он помахал мне рукой, по-детски – «привет!». И это когда мы еще знакомы не были.

Продолжение следует?

Наша братия говорит, что книга Старца Иосифа должна быть в келье у каждого монаха. Её нужно регулярно перечитывать. Перед тем, как публиковать, мы её от корки до корки читали в трапезной. И я вновь пережил энтузиазм и восхищение. Потому два-три раза в год мы её будем обязательно перечитывать. И братия постоянно подходит и говорит – «благословите читать Старца Иосифа». Это как камертон, который задаёт настроение.

Книга «Старец Иосиф Исихаст. Полное собрание творений»Меня часто спрашивают, выйдет ли что-то еще. Хотелось бы, но такого продолжения не будет. Греки считают, что главные аскетические книги ХХ века — это «Старец Силуан Афонский» архимандрита Софрония (Сахарова) и «Выражение монашеского опыта» старца Иосифа. 

Есть одна самая высокая гора на Земле, вершина — и всё, выше нет.

***

Обе книги — «Моя жизнь со Старцем Иосифом» и «Старец Иосиф Исихаст: полное собрание творений» — можно приобрести в иконной лавке Ольшанского женского монастыря.

По материалам сайта Ольшанского женского монастыря в честь иконы Божьей Матери "Отрада и Утешение"

Ікони Божої Матері “Відрада” (“Утішання”) жіночий монастир (Київська єпархія)
Архимандрит Симеон (Гагатик)

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400
1583

0

Коментарі

Всі нові коментарі будуть відображені після проходження обов’язкової процедури модерації

Додати коментар