Логотип "Православіє в Україні"
Отримування розсилки на e-mail

Вы здесь

Архимандрит Иоасаф (Перетятько): «Важно не бояться идти вперед, когда знаешь, что будет больно...»

Версия для печатиВерсия для печати
23 грудня 2014 | Інтерв’ю

23 декабря, в день памяти святителя Иоасафа Белгородского, бессменный и любимый ведущий Ионинских молодежек архимандрит Иоасаф (Перетятько) отмечает День ангела.

О своем пути к Богу и принятии монашества, о том, как находить общий язык с молодежью,  и чем в духовном росте может помочь душевная боль ― читайте в интервью.

В монашество не уходят от чего-то, а приходят, когда в миру уже "все понял"

― Батюшка, как и почему Вы выбрали для себя монашеский путь?

― Имею такие жизненные установки, согласно которым хочу, чтоб не было стыдно за прожитую жизнь.

Для меня важно, чтоб во всем была осмысленность.

Получилось так, что я долго ходил в Ионинский монастырь и, когда был уже хорошо знаком с братией, мне предложили вступить в их число. Я согласился. В мирской жизни меня угнетала мысль, что придется жить по стандартной схеме: дом ― работа ― семья ― дом ― работа...

― Вы ведь всегда имели активную жизненную позицию, и до монашества Ваша жизнь была наполнена многими увлечениями. Не страшно ли было с этим прощаться?

― В том то и дело, что в монашество не уходят от чего-то, а приходят тогда, когда в миру уже "все понял". Так и получилось, что я в монашество пришел не убежать из мира материального, человеческого, а для того, чтоб приобрести мир духовный, быть ближе к Церкви.

Ведь вся моя мирская активность была не от того, что жизнь была наполнена смыслом, она была больше направлена на поиск самого себя.

Я занимался разными видами спорта, много чем увлекался, но это как раз был поиск. И он завершился монашеством.

Тогда я понял, что это путь, к которому я шел, и вся моя активная жизнь служила дорогой к монашеству.

― Вы постепенно пришли к этому или был какой-то четкий, переломный момент?

― На самом деле, я совершенно не собирался в монастырь.

Мне нравилась мирская жизнь, я даже и не думал, что пойду в монастырь. Конечно, я искал и смысла, и какой-то жертвенности. А когда был на послушании в Ионинском монастыре, мне предложили избрать монашеский путь, чему я просто не сопротивлялся, а принял это как волю Божью.

В монастыре может быть каждый, без исключения

Я считаю, что в монастырь стоит идти с точной определенностью, с сильной любовью к Богу, молитве и аскетической жизни. А из Ваших слов получается все наоборот.

― Это правильное мнение. Но за свои монашеские годы я понял, что в монастыре может быть каждый, без исключения. Вопрос только в том, насколько хватит у человека сил стать монахом.

Мы монашество понимаем очень однобоко, считая, что монахи могут быть только преподобными и постниками.

Так оно и есть. Но нельзя забывать, что в житиях святых мы узнали, что были и отшельники, и молитвенники, и миссионеры, и такие, как Иван Федоров. Были и грамотные, и не грамотные, такие, как Нестор Летописец и Нестор некнижный. Были монахи разные. И поэтому монашество может быть разным.

Главный момент ― это посвятить всего себя целиком Богу.

Монах ― это человек, который живет в лоне Церкви. Как у преп. Серафима Саровского сказано: «Спасай свою душу, и возле тебя спасутся тысячи».

В то же время, монашество заложило основу славянской культуры. Например, Кирилл и Мефодий, отцы Киево-Печерские.

Я так понимаю, что внешнее проявление вашего монашества это работа с молодежью. Как Вы это совмещаете?

― Мое послушание включает в себя то, что я могу посвящать работе хоть 24 часа в сутки. Семейный человек должен отдавать свое время семье, а монах никому ничего не должен из мирских людей.

Господь ставит каждого из нас на то место, где мы можем принести максимум пользы

Но есть такое мнение, что монаху не положено рассеиваться на такие дела, как молодежное служение, что он должен быть молитвенником, постником, а все остальное воспринимается критично. Я знаю, что многих людей активная деятельность монаха смущает и искушает.

― Тут нужно понимать, что одно дело, когда монах находится в приходском храме, и другое дело, когда монах находится в монастыре. На все Промысел Божий.

Ведь раньше монастыри создавались за городами в пустынных местах, а сейчас города настолько разрослись, что монастыри оказались чуть ли не в центре.

Монашество в связи с этим внутренне никак не изменилось, оно все равно подразумевает сугубые требования к молитве, посту и послушанию, но послушание  бывает физическим, интеллектуальным или миссионерско-просветительским.

В нашем монастыре я несу больше миссионерско-просветительское послушание, но это никак не исключает все требования к монашеской жизни в целом.

Мы вернулись опять к теме того, что внешние проявления монашества бывают разными. И вот это стоит знать людям, которые боятся монастырской жизни, опасаясь, что им придется на послушании только дрова рубить.

Господь ставит каждого из нас на то место, где мы можем принести максимум пользы. Поэтому человек в монастыре может служить Богу в зависимости от своих способностей, по-разному.

Но еще раз повторюсь, что в монастыре каждый может найти себя и, исходя из своего темперамента, характера, будет заниматься тем делом, которое угодно Господу и приносит пользу людям.

И все же, как Вы успеваете все совмещать?

― Не успеваю. Вы мне покажите хоть одного человека, который успевает все. Где-то не успеваю и упускаю что-то. Как мне один старец сказал, когда я считал недостойным себя подходить к Чаше: «Вот с чувством собственной недостойности и подходи».

Нам Господь и не дает все сделать идеально, чтобы было чувство покаяния, смирения, ощущение, что я «не дотягиваю» до святыни.

Представьте, когда все сделаешь идеально, после этого же наступает гордыня! Поэтому Господь премудро устроил, что мы всегда все не успеваем, не доделываем… Но как раз тогда есть упование на Господа.

Могу чувствовать эмоции молодого собеседника и при этом иметь ум взрослого человека

 ― Какое Ваше самое любимое направление в молодежной работе?

― Волонтерская деятельность и издательское дело. Только под издательством я имею ввиду создание новых книг и журналов.

Из социальных направлений ― помощь больным людям. Потому что все мы защищаемся. Но наши защиты спадают, когда мы болеем. Тогда нам все равно, как мы выглядим. Вот так и с душой происходит, когда человек болеет. Он самый настоящий, и все его внутреннее на виду.

Как у Вас хватает сил и энергии инициировать новые идеи, идти в ногу со временем и быть интересным молодежи?

― При общении с молодежью всегда пытаюсь вспоминать свои чувства в таком возрасте.

Часто у молодых людей есть обида на родителей, на весь мир… И можно с позиции взрослого человека сказать: так нельзя.

Но сразу вспоминаю себя и спрашиваю, было ли мне тогда хорошо? И приходит ответ: нет, мне было плохо, потому что у меня была обида на все. Обида в хорошем смысле, так как она пробуждала во мне дерзновение и бунт против шаблонов мира, и в монастырь ушел я, нарушая шаблоны мира. Я погружаюсь в сущность возраста.

Вспоминаете, что Вам в таком возрасте было близко?

― Мне, например, в молодости нравились «Judas», «Accept», но мало вспомнить. Когда включаю эту музыку, становлюсь тем молодым человеком. Потому что, слушая музыку, вспоминаю все эмоции, которые она тогда во мне открывала. Но сейчас я не слушаю эти группы.

Смысл в том, чтоб стать на позицию человека. Стать им. Я пытаюсь понять, что у него внутри, что его мучает, что он ощущает. И эти чувства передаются мне.

Я тогда чувствую эмоции молодого собеседника и при этом имею ум взрослого человека. Молодые люди, видя, что я на их стороне, охотней прислушиваются к советам. А то, что я всегда на стороне молодых людей ― это факт.

Что касается инициирования новых идей, то я всегда стараюсь выйти за рамки шаблонов и стандартов.

Вот, например, человек по стандартным правилам может ходить только горизонтально, а не иначе.

Но мы забываем тот момент, который Икара заставил летать. Я всегда думаю: а вдруг это возможно? Вот так и появился журнал «Отрок»...

Тогда еще все журналы были на плохой бумаге, все было очень аскетично, а у нас возникла идея настоящего «глянца». Хотя тогда многие ее не приняли.

Идти или не идти на боль? Мой совет ― конечно же, идти

Каким должен быть православный молодой человек?

― Должен быть настоящим. Как герой одного из фильмов сказал: «Мы разучились лазить в окна к любимым женщинам».

Но суть не только в молодых людях, суть и в женщинах.

Женщинам важно не убивать свою природу. Женщина должна быть женщиной, а не бизнес-леди, куховаркой или только для того быть нужной, чтоб рожать детей.

Женщине нужно быть в меру взбалмошной, в меру интеллектуальной, в меру красивой, чтоб все было без крайностей. И в то же время помнить, что любая эмоциональность должна гаситься холодным рассудком. А холодный рассудок ― это как раз мужчина.

Для мужчин важно иметь холодный рассудок и трезвость ума, а вот женщина может мужчину тормошить эмоционально. Мужчине важно всегда быть настоящим, искать себя, не подражать, обретать веру и собственное я.

Важно не бояться идти на боль (в данном контексте я не про физическую боль говорю, а про боль душевную). Например, молодой человек сомневается, что у него что-то получится с девушкой. И возникает вопрос: идти или не идти на эту боль?

Мой совет ― конечно же, идти. Да, будет больно, но сердце если не болит, то и не растет. Девушек это тоже касается.

Когда я в молодости занимался рукопашным боем, то заметил такой интересный момент: мы "набивали" тело, чтоб потом на соревнованиях не так чувствовать боль. И сначала не очень болит, потом становится больно, потом очень больно, а потом наступает момент, когда все немеет, и боль не чувствуется.

И удивительное дело: когда проходят синяки, тело становится больше адаптировано к боли.

То же самое касается нашей жизни. Мы настолько привыкли жить в комфорте, что боимся идти на боль.

Но ведь специально идти на боль и наступать на одни и те же грабли тоже неправильно?

― Тут нужно быть аккуратным и не перейти грань, превратившись в мазохиста. В мазохизме боль ради боли, а в моем рассказе ― боль ради роста.

Человек зачастую по-другому не может понять. Все, кто занимаются спортом, проходили момент, когда сто раз упадешь и только потом станешь хорошим спортсменом. Но это не означает, что нужно самому сознательно искать эту боль.

Важно не бояться идти вперед, когда знаешь, что будет больно. И тут произойдет момент выхода за рамки, которые навязало человечество.

Как Вы посоветуете молодому человеку сохранять твердость веры в миру? Ведь часто бывает, что коллеги по работе воспринимают веру как слабость, особенно это касается мужчин.

― Нужно не чураться коллектива и в то же самое время твердо отстаивать свои позиции. Я жил в общежитии и через меня мои знакомые стали более уважительно относиться к Православной вере и больше ее понимать. Почему так произошло?

В армии был такой закон ― если не умеешь предотвратить пьянку, нужно ее возглавить. Поэтому на всех студенческих вечеринках я был одним из лидеров. Но был таковым до того момента, когда начинался полный разгул. Когда я видел это, то отправлял всех в другое место без меня.

Важно не идти на поводу греха, но уметь веселиться и быть в коллективе, не переходя грань.

Пост ― время из «шелухи» достать все хорошее, что в нас есть

Как мы должны сейчас строить отношения с раскольниками после их постоянных попыток отнятия храмов?

― Нужно поступать так, как написано в  Евангелии, и смотреть на примеры из истории Церкви. Мы всех должны любить. И не должны идти в жесткую конфронтацию. Хотя мы почему-то привыкли со всеми бороться.

Что касается захвата храмов, то скажу так. Если есть люди, то не важно, какой храм: или это белокаменный, или это «хатынка». Если есть прихожане, то, конечно, священнику стоит дальше продолжать свое дело. Храм может быть и в палатке.

В связи с событиями в Украине многие заканчивают жизнь самоубийством. Что бы Вы посоветовали людям, находящимся в таком состоянии?

― Обращаться в наш психологический центр при Ионинском монастыре. И к Богу. Другого пути нет.

На человека, который участвует в жизни Церкви, даже новости не так влияют. В этом случае нужна работа и психологов, и священников.

Как мы можем помочь людям в таком состоянии?

Важно уметь переключаться от проблем и направлять свою энергию в мирное русло. Я считаю, что тут только Господь может помочь.

Но самоубийство ― это крайняя степень гордыни, когда отчаянье загоняет в такую степень этого греха, что человек даже забывает про Бога. А находящимся рядом людям нужно уделять больше внимания такому человеку, чтоб вывести его из этого состояния.

Ваши пожелания нашей газете в дни Рождественского поста.

― Поститься! Я сам себя еще ищу, чтоб быть настоящим, но это не означает быть беспредельщиком. Важно из «шелухи» доставать то хорошее, что в нас есть. А этому очень хорошо помогает пост.

 Ну и не забывайте трудиться во всех направлениях, а с людьми быть честными!

Беседовали протодиакон Николай Лищенюк, Ирина Куценко, газета "Источник веры", г.Вознесенск

Троїцький Іонинський чоловічий монастир (Київська єпархія)
архимандрит Иоасаф (Перетятько)
Ионинские молодежки

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400
3508

0

Коментарі

Всі нові коментарі будуть відображені після проходження обов’язкової процедури модерації

Додати коментар