Логотип "Православіє в Україні"
Отримування розсилки на e-mail

Вы здесь

София Забуга: «С папой было легко...»

Версия для печатиВерсия для печати
11 березня 2016 | Постать

13 марта 2016 года протоиерею Николаю Забуге, ректор Киевских духовных школ, исполнилось бы 65 лет. К этой дате публикуем воспоминания его дочери Софии.

Каждое воскресенье — по музею

Не передать словами, до чего же трудно взрослым детям доверить бумаге свои воспоминания о родителях. Перед глазами встают картинки родом из детства, связанные с семейными праздниками, традициями, наконец, жизненными уроками.

Об этих уроках стоит сказать особо — ведь они закладывают фундамент, на котором ребенок впоследствии строит свою жизнь. Как жаль, что мудрость этих советов мы осознаем не сразу. А еще воспоминания, связанные с родителями, всегда самые светлые и добрые. С ними тепло на душе.

Я часто вспоминаю походы с папой в музеи. Он поставил за правило каждое воскресенье посещать по одному музею. Мы обошли все, существующие на тот момент в Киеве.

Иногда в сопровождении экскурсовода, иногда в роли рассказчика выступал сам папа.

В такие моменты к нам спешили присоединиться другие посетители. Думая, что слушают гида, они следовали за нами буквально по пятам. Папины рассказы об истории буквально завораживали меня. Казалось, он знал ответы на все вопросы. Обращал мое внимание на детали, которые я до сих пор хорошо помню.

Книги входили в наш дом с ритуалом

А еще он учил заботливо обращаться с книгами. Процесс вхождения в семейную библиотеку каждой новой реликвии сопровождался у нас ритуалом обертывания в самодельные обложки.

Я помогала отмерять нужное количество бумаги и закреплять уголки на сгибах, чтобы обложка плотно сидела, а в процессе слушала лекции об авторах.

Энциклопедические словари, учебники латыни (эта наука сопровождала меня едва ли не с детства), издания Шекспира в оригинале, наконец, уникальные фолианты с иллюстрациями Гюстава Доре — в нашей домашней библиотеке можно было найти всё или почти всё.

Мама часто вспоминает, как папа любил книги. Ценил их и с удовольствием покупал, иногда даже в ущерб семейному бюджету. Папа всегда говорил, что книги и знания делают человека личностью. «Без них ты просто тип», — любил повторять он. И еще: «Человек не может помнить и знать всё. Но он должен понимать, где и как можно узнать то, что ему нужно».

С папой было легко…

С папой было легко. Например, легко было признаться в проступке. И не потому, что он оставлял его без наказания: папа умел разъяснить и сделать так, что желания совершать глупости у меня больше не возникало. Своего рода методика преступления без наказания, но с осознанием вины. В конечном счете, осознание содеянного и есть то самое наказание, не так ли? Папа был человеком, способным научить житейским ценностям. Делал это виртуозно, незаметно для окружающих, ненавязчиво, без назиданий и унизительных поучений. Иногда с философией.

А еще мне нравилось слушать, как он рассуждал о политике (обычно за семейными обедами). Его взгляды выходили за рамки официальных версий СМИ. Он давал свою оценку событиям, фактам, людям. Эту особенность формулировать вопросы и глубоко изучать детали я переняла у него. С тех пор для меня за любой официальной версией всегда стоит неофициальная.

Афганистан, «Птица удачи» и осколок на память

Папины рассказы об Афганистане были немногословны. «Миссия ограниченного контингента советских войск в Афганистане», как тогда ее называли, в силу закрытой политики не подлежала детальным отчетам. Помню только мимолетные рассказы о городе Герат, о характере и обычаях местного населения, о культовой песне «Птица удачи» из «Машины времени».

Наконец, мы с мамой хорошо помним день возвращения папы из Афганистана. Раздался звонок. Открыв дверь, мама увидела страшно худого и постаревшего отца. Он вошел и тут же сказал: «Ну, вот и я. Солнышко, обниматься не будем — кажется, я нездоров».

Родители долго стояли друг напротив друга, глядя в глаза и не говоря ни слова. Просто были счастливы, что папа остался жив. А через час его увезли в госпиталь лечить желтуху.

На память об Афганистане остался осколок, которым ранило папу. Размером с грецкий орех, тяжелый, с рваными краями, этот осколок потом еще долго хранился в коробке из-под семейных фотографий — как живое напоминание о миссии в Афганистане. 

***

Со смертью близких наша жизнь делится на «до» и «после». Они уходят из жизни, но не из наших сердец. R.I.P. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

13 листопада виповнився рік від дня смерті протоієрея Миколая Забуги. Вічна пам’ять!

В КИЕВО-ПЕЧЕРСКОЙ ЛАВРЕ похоронили прот.Николая Забугу. ВИДЕО

«Від нас пішла людина-епоха» ― велике інтерв’ю-спомин про отця Миколая Забугу

Протоиерей Николай Забуга

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400
4496

0

Коментарі

Всі нові коментарі будуть відображені після проходження обов’язкової процедури модерації

Додати коментар